Публикации

08.08.17

Коллекторы уволят должников

Коммерсант

Минтруд в ответ на обращение коллекторов фактически выдал им карт-бланш на увольнение сотрудников с незакрытыми исполнительными производствами. Однако, по словам участников рынка, это решает проблему лишь отчасти. Чтобы соблюсти закон, необходимо постоянно отслеживать возникновение задолженности у сотрудников, что крайне сложно реализовать технически.

В распоряжении “Ъ” оказался ответ Министерства труда и социальной защиты (Минтруда) на письмо Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) (см. “Ъ” от 29 июня), поясняющий, как действовать руководству коллекторского агентства, если в штате есть сотрудники с открытыми исполнительными производствами. Из письма Минтруда следует, что работодатель может расторгнуть с работником трудовой договор при несоответствии работника требованиям профильного закона (230-ФЗ) и установленных законодательством ограничений на занятие определенными видами деятельности, даже в случае если трудовые отношения возникли ранее установленных ограничений.

Проблема с увольнением сотрудников–должников встала перед руководством коллекторских агентств в конце прошлого года, в связи с вступлением в силу закона о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ). Согласно ему, сотрудники коллекторских агентств не должны иметь незакрытое (более 30 рабочих дней) вступившее в силу исполнительное производство, в том числе по алиментам, налогам, штрафам и т. д. Вместе с тем в Трудовом кодексе нет прямых оснований для расторжения договоров с такими работниками. Соответствие данному требованию проверялось, в частности, при вступлении агентств в реестр Федеральной службы судебных приставов (ФССП), где должны состоять все профессиональные взыскатели (не прямые кредиторы). Тогда выяснилось, что часть сотрудников данному требованию не соответствуют, но официальных оснований, чтобы расстаться с ними, у коллекторов не было. «Если раньше работодатель мог только уговаривать сотрудника ликвидировать задолженность или уволиться по собственному желанию, теперь у него есть рекомендованные Минтрудом основания для увольнения»,— говорит директор НАПКА Борис Воронин.

Ответ Минтруда дал коллекторам право увольнять должников по исполнительным листам без каких-либо колебаний. И хотя основная масса желающих уже вступила в реестр, а значит, избавилась от неугодных сотрудников, актуальности пояснения Минтруда не теряют — задолженность может появиться у работника в любой момент. При этом взыскатели, состоящие в реестре, периодически отчитываются перед ФССП, и на момент сдачи отчетов таких сотрудников в компании быть не должно.

Впрочем, проблема решена лишь отчасти. ФССП может проверить компанию на основании жалоб граждан, а со следующего года и в рамках плановых проверок. «Компания может потерять ценных сотрудников за малейшее нарушение — не оплатив вовремя штраф, он сразу попадает в группу риска при проверках ФССП»,— говорит гендиректор «Секвойя кредит консолидейшн» Алексей Терский. По словам Бориса Воронина, для агентства такая оплошность сотрудника ведет к применению в отношении компании административного наказания со стороны регулятора, а при определенных обстоятельствах, к исключению из государственного реестра и остановке деятельности.

При этом какого-либо автоматического сервиса для постоянного мониторинга наличия долгов по исполнительным листам по базам сотрудников у коллекторов нет. Единственный вариант, проверять с определенной периодичностью всех сотрудников по базам ФССП вручную. «Сейчас мы каждую неделю проверяем всех своих сотрудников на наличие возбужденных в отношении них исполнительных производств,— говорит гендиректор “Активбизнесколлекшн” Дмитрий Теплицкий,— что требует дополнительных ресурсов». Появилась у коллекторов и еще одна проблема: набрать новых сотрудников без долгов по исполнительным листам не так-то просто. «Мы вынуждены отказывать примерно 20% потенциальных работников, которые устраивают нас по всем параметрам, но не проходят проверку на наличие задолженности»,— отмечает гендиректор агентства «ЭОС» Антон Дмитраков.

Мы надежны

потому что имеем высокую капитализацию, профессиональная ответственность Службы застрахована на 10 млн руб., имеем Лицензию ФСТЭК на деятельность по технической защите конфиденциальной информации