События и мероприятия

10.10.2017

Почему защита прав заемщиков стимулирует незаконные методы сбора долгов

Ведомости.ру/ Максим Владимиров, гендиректор НСВ-ПКБ

Российских взыскателей всегда удивляет отношение европейцев к долгам. Внешне коллекторы в Чехии или Польше не отличаются от сотрудников крупных коллекторских агентств в России. Те же офисы и требования к костюмам и галстукам для выездных сотрудников – должник должен видеть в глазок двери не рэкетира, а официальное лицо. Такие же IT-технологии и планшеты, с помощью которых записывают встречи с заемщиком и контролируют местонахождение сотрудников. Похоже и другое: коллекторов не любят, криминальные истории на периферии этого рынка в Европе тоже случаются, рынок МФО так же выдает займы по ставкам до 1000% годовых.

 Однако 70% европейских должников отвечают на звонки взыскателей, и более чем в половине случаев достигается договоренность об оплате долга. В России показатель контактности должников составляет 15-20%, и менее трети из тех, кто отвечает на звонки, готов идти навстречу досудебным предложениям кредиторов. И это при том, что в большинстве европейских стран нет таких жестких «антиколлекторских» ограничений, что введены в России законом «О защите прав физлиц при взыскании»: не более одного звонка в сутки, двух в неделю, возможность отказа должника от общения и т. д.

Российский рынок продажи долгов, объем которого стабилизировался в последние 2-3 года на уровне около 450 млрд руб., сравним с рынком в небольшой европейской стране. Но прибыли и инвестиции коллекторских агентств в Европе выше в десятки раз. Крупные агентства там открыто размещают свои акции на биржах. Например, стоимость одной из лидирующих польских коллекторских компаний составляет около 3,1 млрд евро – это более половины всего российского рынка цессии (продажи долгов). На том же самом количестве кредитных кейсов, что и в России, европейские коллекторы собирают в 2-3 раза больше долгов и делают более успешный бизнес.
Получается, что при отсутствии сверхжестких законодательных норм и коллекторы, и должники в Европе ведут себя более цивилизованно. Как им это удается?

 Суда на них нет

Главная разница – в эффективности судебной системы. В России чрезвычайно растянута та часть взыскания, которая называется soft (телефонные переговоры) и hard (выездное взыскание, встречи), т. е. досудебное общение с должником. У европейских кредиторов она может занимать максимум 90 дней у банка и еще 90 дней у коллектора. Потом дело уходит в суд. В России она может длиться до 720 дней – всё говорим с должником, говорим.

 В Европе электронное судопроизводство действует очень быстро, особенно по стандартным банковским долгам. Никакие документы не рассылаются почтой, судебное дело занимает в среднем 7-10 дней. В России даже упрощенное приказное производство, на которое приходится 30% дел по кредитным отношениям, занимает в лучшем случае 2-3 месяца, а исковой процесс может затянуться на год с лишним.

 Кроме того, получение судебного решения в Европе на 90% гарантирует успешное взыскание. В большинстве стран есть действенные механизмы исполнения судебного решения – автоматический арест счетов, реестры собственности и банковских счетов. В России наоборот: кредитору легко выиграть дело и получить судебное решение или приказ, но очень сложно добиться его исполнения. Эффективность работы службы судебных приставов по долгам коммерческих кредиторов составила в 2016 г., по собственным данным ФССП, менее 5%.

 Квест по поиску должника

 В Европе сейчас популярна тема защиты персональных данных. Есть общие директивы Евросоюза, стандарты Федерации европейских национальных коллекторских ассоциаций (FENCA), собственные нормы каждого государства.

 Но копья ломаются в основном вокруг защиты личной информации – например, покупательских пристрастий или поведенческих характеристик. При этом у кредиторов и взыскателей есть широкий доступ к контактной и имущественной информации, которая позволяет быстро найти и идентифицировать должника, оценить его имущественный статус – действительно ли он не имеет источника доходов? У должника же практически нет возможности скрыться.

 В России все наоборот. Чиновники твердят о больших данных, без которых современный бизнес не может работать. При этом кредитор не может официально получить актуальный номер телефона должника, установить место его проживания или работы, если они отличаются от указанных в договоре.

 80% российских должников не найти: они отсутствуют и по адресу регистрации, и по телефону, который указали в договоре. Человек может выбросить SIM-карту, и на этом его долговые проблемы во многом заканчиваются. Самые массовые жалобы на коллекторов связаны вовсе не с криминалом: более 40% из них – на звонки по ошибочным контактам, устаревшим или неверно указанным при получении кредита. На нелегальные методы взыскания жалуются лишь 10% заявителей.

 Баланс есть, прав нет

Европейские заемщики и кредиторы понимают неотвратимость взыскания за счет работающей как часы судебной системы и легкого поиска должника. Поэтому заемщики общительнее с кредиторами, а тем нет нужды использовать незаконные методы взыскания.

В России не могут быть уверены в своих правах ни кредиторы, ни заемщики. Попытки законодателей защитить заемщиков от криминала в условиях неработающей судебной системы приводят к еще большей беспомощности легального взыскания.

Безобразным, но вполне логичным следствием попыток рынка выровнять баланс интересов, перекошенный в сторону должника, была все эти годы криминализация услуг взыскания. После вступления в силу закона «О защите прав физлиц при взыскании» серый сегмент рынка никуда не делся. Более 95% объемов долговых портфелей проходят через руки вполне цивилизованных коллекторских агентств, зарегулированных так, что им уже приходится стоять по стойке «смирно». Но остались и нелегальные взыскатели, не входящие в госреестр, – сотни маленьких муравьев, которых не переловишь. С ними сотрудничают даже крупнейшие банки и МФО, которые и сами по себе могут использовать непрофессиональные методы взыскания. Все медийные «коллекторские» скандалы последних двух лет были связаны не с коллекторскими агентствами, а с МФО.

Российская власть должна уже перестать смущаться того, что в экономике есть должники и коллекторы. Главный способ борьбы с криминалом на этом рынке – сделать выгодным легальное взыскание и эффективными – поиск должника и суд. Нельзя защищать заемщиков, кредиторов и взыскателей за счет друг друга. Их права можно защитить только вместе.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Мы – эксперты

потому что знаем, как эффективнее уменьшить просроченную задолженность в портфеле клиента, оценить стоимость портфеля для инвестора, реструктуризировать долг для заемщика.