8 800 234 33 64
Пожаловаться

Коллекторское несознательное

14.09.2010

Деловой журнал "Профиль", №32(683) от 06.09.2010

В России бизнес по сбору просроченных долгов не поддерживается государством и зачастую подвергается критике со стороны ряда госструктур, что не прибавляет ему привлекательности в глазах инвесторов.

Коллекторский бизнес в России зародился в начале 2004 года на волне потребительского бума, когда неискушенное население ринулось брать ссуды на утюги и машины. Банки щедро раздавали деньги без должной оценки кредитоспособности граждан, а те не слишком думали о возврате долгов. "Для российских банков это была новая услуга, никто не думал о просрочках и о том, чтобы подстелить соломку", - вспоминает президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Александр Морозов.

Проблема растущих неплатежей не могла долго скрываться за бурным ростом кредитных портфелей. Банкам требовалось регулировать задолженность, для чего они стали создавать внутренние подразделения по работе с просрочкой, позже некоторые из них были выведены в дочерние подразделения. Начали появляться и самостоятельные структуры -прообразы западных коллекторских агентств. На рынок в погоне за легкими деньгами ринулись сотрудники служб безопасности компаний, бывшие военные, спортсмены, выходцы из органов и люди с уголовным прошлым, использующие немудреные методы работы с должниками. Они занимались в основном урегулированием взаимоотношений между частными лицами и небольшими компаниями.

Ситуация стала меняться в 2006-2007 годах, когда рынок коллекторских услуг начал приобретать цивилизованные формы. "Этот бизнес как отдельное направление стали продвигать профессиональные коллекторские агентства, привлекавшие специалистов из-за рубежа, преимущественно из США, Германии, Франции и стран Восточной Европы", - вспоминает гендиректор компании "Кредитреформ РУС" Левон Брутян. Эти компании делали серьезные инвестиции в развитие технологической базы (колл-центры, специализированное программное обеспечение и прочее) и были нацелены на досудебное конвейерное взыскание большого количества преимущественно однотипных и бесспорных долгов. Им стали доверять работу с должниками многие кредитные организации: просрочка по потребкредитам продолжала расти, и балансы требовали чистки. Коллекторский бизнес развивался, постепенно в круг клиентов стали входить страховые и телекоммуникационные компании. Ширился и спектр предлагаемых услуг: появились предложения "под ключ", начиная от досудебного взыскания долгов, заканчивая исполнительным производством.

ВСЕОБЩИЙ СЛЕТ

С началом кризиса и стагнации на рынке кредитования обнажились огромные объемы плохих долгов в банковском секторе. Услуги коллекторских агентств стали востребованы, как никогда, и ситуация вновь стала напоминать период зарождения рынка. "Наблюдался всплеск численности коллекторских агентств, у многих их создателей витала мысль: будет много долгов - будет новая бизнес-ниша", - говорит гендиректор хедхантинговой компании Support Partners Константин Борисов. Свои бюро в конце 2008-го - начале 2009 года стали открывать не только люди в погонах и сотрудники служб безопасности, но и вчерашние банкиры и юристы, оставшиеся без работы.

"На дело" шли даже граждане, имевшие весьма отдаленное представление о коллекторском бизнесе. "Любые три гражданина, собравшиеся у пивного ларька, могут объявить себя коллекторами, - сетует старший вице-президент долгового агентства "Пристав" Сергей Шпетер. - Компании-однодневки с технологиями "на коленке" наносят значительный урон имиджу профессиональных коллекторов и препятствуют цивилизованному развитию долгового рынка".

Казалось бы, увеличение объемов просрочки - то, что нужно для расцвета коллекторского бизнеса. Но во многом надежды игроков как нового, так и старого замеса не оправдались. Ухудшение ситуации в стране сказалось на всех секторах экономики. Низкая платежеспособность населения привела к тому, что средний уровень сборов по долгам в 2009 году упал на 30%, а затраты по сбору долгов только выросли. Даже давно работающие на рынке агентства были вынуждены перестроить работу по взысканию задолженности: увеличили интенсивность обработки портфелей, снизили издержки на сбор одного рубля.

Еще труднее пришлось новичкам - выяснилось, что кажущийся легким бизнес требует больших инвестиций. Так, для организации профессионального коллекторского бизнеса, способного занять место в топ-10 ведущих игроков, нужно вложить $2-3 млн. Большая часть средств идет на IT-инфраструктуру. Данные о размере кредита, личности заемщика, членах семьи, имуществе и доходах - вот далеко не полный перечень информации, попадающей в базы коллекторских агентств. К тому же эта информация содержит персональные данные и частично касается банковской тайны, поэтому должна шифроваться и защищаться.

Больших расходов также требует подготовка специалистов. "Самое главное - инвестиции в набор, обучение и развитие персонала, - говорит Ирина Поддубная, замгендиректора, директор по развитию бизнеса компании "Секвойя Кредит Консолидейшн". - При этом требуются сотрудники очень многих специальностей: операторы телефонного центра, менеджеры, ведущие личные переговоры с должниками, юристы и другие".

Впрочем, далеко не все новоявленные игроки стремились заняться цивилизованным бизнесом. На просрочивших платежи обрушился весь арсенал черного коллекторства - от беспрецедентного психологического давления до прямых угроз жизни. Законодательная база на этом поле остается достаточно зыбкой, потому и методы работы у таких коллекторов на грани фола. К известным еще с времен Древней Руси методам работы с должниками добавились адресная рассылка писем с черепами на конверте, надписи на дверях квартир "Здесь живет должник", вылавливание несчастных возле школ и детских садов, куда ходят их дети.

С одной стороны, такие методы работы наносили имиджевый урон солидным структурам: разговоры о том, что их должники подвергаются разного рода "пыткам", были явно не на руку. Но, с другой стороны, некоторые компании-кредиторы сами порой требовали жесткости в методах обработки неплательщиков. "Представители разнообразных коммерческих структур с периодической регулярностью обращаются к нам в надежде получить специфические услуги "а-ля 90-е". И сильно удивляются, узнав, что у нас ни паяльников, ни кипятильников, ни зиндана в арсенале не имеется", - откровенничает руководитель одного из отделений Сибирского округа Первого коллекторского бюро.

В Интернете началось обсуждение коллекторского "беспредела", даже стали появляться статьи с заголовками "Звонит коллектор, не открывайте дверь!". Деятельность взыскателей долгов не раз подвергалась жесткой критике даже со стороны Роспотребнадзора, призывавшего коллекторам "не платить и на их требования плевать". Мошенники появились и в стане антиколлекторского движения. В Красноярске некое агентство "Атлант" привлекало должников, гарантируя 100% погашение ранее взятого займа за определенную плату. Естественно, для банков такие сделки были новостью, в итоге многие дела попали в суд, и должники были вынуждены платить снова.

ИСЦЕЛЕНИЕ ИНДУСТРИИ

С улучшением ситуации в экономике стали меняться условия и в отрасли: многие случайные компании начали уходить с долгового рынка. "У непрофессиональных коллекторских агентств возникло много проблем в связи с отсутствием опыта ведения данного бизнеса", - говорит Левон Брутян. По его мнению, сегодня рынок поделен на два сегмента. Первый - это профессиональные национальные и международные коллекторские агентства, которые фактически являются столпами этого бизнеса в РФ и занимают основную долю рынка. Второй - это мелкие местные компании, "которые ежедневно пытаются увеличить свой оборот и предпочитают действовать любыми методами".

В данный момент на российском рынке работает чуть менее ста специализированных агентств, из них порядка двадцати пяти в Москве. По мнению Константина Борисова, в недалеком будущем в индустрии останутся основные кэптивные игроки плюс 3-4 самых крупных и независимых участника. Сектор действительно консолидируется, и немало этому способствует внимание со стороны иностранных инвесторов - инвесткомпаний, фондов прямых инвестиций и профессиональных агентств, которые оценивают отечественный рынок долговых обязательств в 135 млрд. рублей (0,35% от ВВП). "Срок окупаемости таких инвестиций в России, по сравнению со странами с сформировавшимся рынком, более короткий: от 8-10 месяцев до полутора лет. Высока и доходность этого бизнеса, что дает предпосылки предполагать многократный рост объемов в ближайшие годы", - уверен директор по развитию бизнеса Столичного коллекторского агентства Артем Плохов; его организация первой привлекла в состав миноритариев профильного инвестора шведскую Svea Ekonomi AB.

Иностранцы интересны и местным игрокам, поскольку последние получают финансирование для выкупа портфелей долгов и пулов просроченной и проблемной задолженности для образования "подушки безопасности" в период снижения объемов долгов. Многие иностранные инвесторы участвовали и участвуют в проектах совместно с российскими коллекторскими агентствами: финансовая корпорация IFC, инвестфонды Mint Capital и Greater EuropeDeep Value, банк Goldman Sachs.

На гребне кризиса интерес иностранцев к российскому рынку только вырос. Сразу несколько крупных международных игроков объявило о желании приобрести в России большие портфели просроченной задолженности. Но один из ключевых вопросов, интересующих иностранных инвесторов, - наличие необходимой законодательной базы. В России коллекторская деятельность регулируется лишь "общими" законами: Гражданским кодексом, законом о персональных данных и рядом нормативных актов. Вопросами проблемной задолженности занимается множество инстанций и организаций, в стране даже нет единой статистики по участникам рынка. "К сожалению, коллекторский бизнес не поддерживается государством и зачастую подвергается всевозможной критике со стороны ряда госструктур, что не придает данному сектору инвестиционной стабильности. Иностранные инвесторы должны на практике видеть, как защищены их активы", - жалуется Роберт Абдуллин, почетный президент World Organization of Creditors.

Левон Брутян отмечает следующие недостатки рынка: нехватка четкого понятия и неопределенность правового статуса коллекторского агентства и коллекторской деятельности в целом и наличие пробелов в законодательстве в области защиты персональных данных. К ним можно отнести и проблемы, перечисленные выше: использование черных методов при взыскании задолженности непрофессиональными коллекторскими агентствами, а также обваливание рынка в борьбе за новых клиентов.

Больше года крупнейшие ассоциации коллекторов (НАПКА, Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса) и банковские ассоциации (Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков России) обсуждали совместный законопроект о регулировании деятельности по взысканию проблемной задолженности, и наконец к июлю 2010-го подготовили его финальную версию. Проект призван исключить злоупотребления при взыскании коллекторами долгов. "Предлагавшиеся до сих пор варианты законопроектов были полностью посвящены коллекторам, поэтому их внесение было довольно проблематично, - пояснил один из авторов нового законопроекта, вице-президент Ассоциации региональных банков России Олег Иванов.- В своем проекте мы акцентировали внимание именно на правах должника". Ожидается, что правительство сможет внести проект в Госдуму в первой половине 2011 года.

"По нашим прогнозам, в ближайший год объемы задолженности, передаваемой в работу коллекторским агентствам, будут расти, - считает Ирина Поддубная. - Банки, кредитные организации и другие компании будут выводить на аутсорсинг все большую долю своей проблемной дебиторской задолженности для сокращения операционных затрат и резервных фондов на фоне продолжающегося роста неплатежей". Так что, возможно, на рынок еще не раз будут пытаться попасть желающие заработать самыми разными способами, и лишь принятие закона способно оградить индустрию от полулегальных сыщиков и откровенных вышибал.

Первоисточник Деловой журнал "Профиль"