8 800 234 33 64
Пожаловаться

Торг уместен

15.04.2010

Журнал «Однако», 2010 / #13 (29)

Плохие долги ищут новых хозяев

Роспотребнадзор намерен запретить банкам продавать просроченные кредиты частных лиц коллекторским агентствам. Новые инициативы ведомства вступают в противоречие с политикой улучшения банковских балансов, которую проводит Центробанк.

Коллекторские агентства попали под пристальное внимание Роспотребнадзора давно. Еще в начале 2008 года глава ведомства Геннадий Онищенко констатировал рост жалоб заемщиков на профессиональных выбивателей долгов. Правда, до последнего времени эти претензии и соответственно критика ведомства относились не к непосредственной деятельности коллекторов, а к методам, которыми они пользуются. «То, что сегодня практикуют коллекторы, можно назвать настоящим беспределом. В агентствах чаще всего работают бывшие охранники и военнослужащие, которые четко знают способы выбивания денег. Такие специалисты работают жестко, что напрямую отражается на нарушении прав потребителей», — сетовал Геннадий Онищенко. Однако вопрос о легитимности продажи банками долгов частных заемщиков Роспотребнадзор поставил впервые. Логика представителей ведомства проста. В этом случае заемщик теряет возможность защищать свои права потребителя, поскольку с банком его правоотношения прекращаются, а коллектор не является поставщиком услуги по предоставлению кредита. Таким образом, в случае возникновения у проштрафившегося заемщика встречных требований к банку их просто будет некому предъявить. Поэтому, по словам Олега Прусакова, начальника управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора, практика продажи долгов коллекторам в ближайшее время будет контролироваться ведомством особенно тщательно. Волнение чиновников понятно, если учесть, что в портфеле продаваемых банками кредитов до 95% составляют именно кредиты физлиц.

Никто не указ

Первый шаг в борьбе против коллекторов и банкиров Роспотребнадзор уже сделал. «Еще в прошлом году ведомству удалось выиграть суды последовательно в трех инстанциях в споре с банком «Союз». Банк пытался оспорить штраф, наложенный на него Роспотребнадзором за включение в кредитный договор условия о возможности переуступки долга физлица коллектору, не спрашивая на то согласия должника. Последняя инстанция — Высший арбитражный суд (ВАС) отказал банку в рассмотрении этого дела президиумом суда, подтвердив тем самым правоту Роспотребнадзора»,— рассказывает Олег Прусаков.

Естественно, коллекторы уже выразили свое открытое неприятие нового судебного решения. Они напоминают, что юридически вовсе не покупают долг, а применяют механизм переуступки прав требования, которая предусмотрена статьей 382 Гражданского кодекса России. В ней прямо указывается на то, что в случае неисполнения заемщиком обязательств по кредитному договору банк вправе переуступить права требования к физическим лицам в отношении денежных средств, а также начисленных штрафов, комиссий и пеней третьему лицу. «Любой банк, переуступающий права требования, не нарушает действующего законодательства и уведомляет своего заемщика, что с определенной даты права требования по его задолженности переуступлены третьему лицу. Мы при поступлении к нам долга третьего лица уведомляем клиента, что права требования по его задолженности переуступлены нашей организации», — комментирует Старший вице-президент компании «Долговое агентство «Пристав» Сергей Шпетер. После покупки долгового портфеля коллекторское агентство имеет такие же права и обязанности, как и предыдущий кредитор. «Что касается положения должника в этой ситуации, то следует понимать: даже после того как его долг был переуступлен, он все равно имеет право оспаривать начисленные ему комиссии и штрафы, если он считает их неправомерными. В нашей практике мы ни разу не сталкивались с ситуацией, когда заемщик, обоснованно оспаривающий свой долг или его сумму, не смог бы отстоять свои права в суде», — комментирует генеральный директор коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева.

Впрочем, игнорировать мнение ВАС банкирам и коллекторам нельзя. Но направление активности Роспотребнадзора вызывает удивление. Ясно, что претензий к качеству работы собирателей долгов и у ведомств, и у потребителей скопилось много. Однако запрет на цессию (уступка права требования) никак не меняет сложившиеся в стране традиции коллекторского дела. Продажа долгов коллекторам используется банками многих западных стран. Но в России рынок цессии развит пока слабо. У крупнейших игроков рынка портфель купленных долгов не превышает 10—30% от общего объема просрочки в работе, в то время как, например, в США этот показатель по крупнейшим агентствам может достигать 70—80%. «В нашей стране основной является агентская схема взаимодействия, когда банк передает просроченную задолженность на аутсорсинг коллекторам. На сегодня основная статья доходов отечественного коллекторского агентства — это комиссия, которую оно получает за взыскание задолженности», — соглашается Елена Докучаева. Основываясь на данных участников рынка, можно сказать, что средний уровень комиссии на рынке сегодня составляет около 20—30%. Для потребителей же в случае запрета на цессию фактически ничего не меняется. Отдельные коллекторы, как и раньше, будут терроризировать их, например, ночными звонками домой или скрытыми угрозами. Только основываясь на агентском договоре, который отменять никто и не собирается.

Посторонним вход воспрещен

Куда больше угрозы Роспотребнадзора опасны для банкиров. В кризис средний срок взыскания обязательств достигает шести-восьми месяцев. При агентском договоре с коллекторами все это время задолженность висит на балансе банка. В случае с договором цессии банк от нее избавляется. Все время, пока просроченный или безнадежный кредит находится на балансе банка, под него необходимо формировать резервы в размере 100%, то есть отвлекать на эти нужды капитал. Иными словами, продавать долги предпочитают как раз банки. Поскольку коллекторы платят за них мало, на торги раньше выставляли наиболее старые обязательства, на расчет по которым уже всерьез не рассчитывали сами кредитные организации. В кризис ради очищения отчетности банки стали выходить на рынок чаще, не считаясь с потерями.

Первые, единичные сделки покупки долгов в России были реализованы еще в 2006 году. В 2008 году рынок формировался в условиях неопределенности о цене купли-продажи долговых обязательств. У покупателей не было достаточной информации и статистических данных для ценообразования. «Поэтому многие сделки переходили из года в год, и в 2009 году мы видели большой всплеск по продаже проблемных активов. Наше долговое агентство участвовало в 95% сделок по купле-продаже розничных долговых обязательств на сумму около 1,5 млрд долларов. И только 40% таких сделок состоялось. По нашим оценкам, в 2010 году на продажу будет выставлено порядка 2,5 млрд долларов долговых обязательств розничного сегмента», — отмечает Сергей Шпетер.

В конце прошлого года случились сразу две крупные сделки по продаже проблемных потребительских кредитов. Так, Райффайзенбанк продал портфель просроченных кредитов объемом около 3 млрд рублей коллекторскому агентству «ЭОС», а ОТП-банк продал коллекторскому агентству Morgan&Stout кредиты, выданные в России на сумму около 5,4 млрд. рублей. В последнем случае количество переданных кредитов превысило 262 тысячи. Коллекторы же пользовались слабостью банков и снижали цены. Стороны не раскрывали суммы сделок. Эксперты считают, что она не превысила 2% от стоимости портфелей. Соответственно, можно предположить, что покупатели приобрели просроченные кредиты не дороже 60 млн. и 108 млн. рублей соответственно. До осени 2008 года дисконт по таким сделкам составлял существенно больше.

Всего за 2009 год, если руководствоваться оценками «Секвойя Кредит Консолидейшн», совокупный портфель долгов, выставленных банками на продажу, превысил 2,5 млрд долларов, в то время как в 2008-м этот показатель был на уровне 1,3 млрд. Причем выросло как число банков, проводивших тендеры по продаже долгов (в 2008 году их было около 16, а в 2009-м — уже 25), так и средняя сумма продаваемого долга (с 28 тысяч до более чем 33 тысяч рублей). Кроме того, изменился и средний срок выставляемых на продажу долгов — с 18 месяцев в 2008 году до 36 месяцев по итогам 2009 года. Как отмечают в агентстве, рост сроков просрочки объясняется тем, что портфели на продажу стали выставлять и те банки, которые раньше предпочитали не переуступать свои права требования по просроченным кредитам.

Рост предложения на рынке долгов заметили и за границей. Так, международная финансовая корпорация IFC, входящая в группу Всемирного банка, планировала пустить на приобретение плохих долгов в Европе и Центральной Азии порядка 50 млн долларов. Причем значительную часть этих средств IFC рассчитывала направить как раз на выкуп «отечественной просрочки». К проекту была привлечена немецкая компания KG EOS Holding GmbH & Co, специализирующаяся на рынке коллекторских услуг и имеющая свое представительство в России. Кроме того, о планах по скупке плохих долгов в России заявляли и шведские инвесторы. Европейское коллекторское агентство Intrum JustitEastia совместно с Capital Explorer и East Capital Financials Fund заявляло о намерениях создать совместное предприятие для выкупа у российских банков как раз потребительских кредитов. Общий объем инвестиций в проект стороны оценили в 20 млн евро.

Конфликт интересов

Потери банкиров от запрета на цессию оказываются достаточно серьезными. По данным Центробанка, уровень проблемной задолженности в розничном кредитовании составляет порядка 7% от общей суммы займов. Аналитики долгового агентства «Пристав» оценивают реальный уровень просрочки в 20%. «Наша цифра учитывает проданные портфели проблемной задолженности и портфели, которые сейчас находятся в процессе продажи. В статистическую отчетность Центробанка не вошла та часть обязательств, которые были рефинансированы или реструктуризированы. Таким образом, из категории «проблемных» они перешли в категорию «обслуживаемых», — комментирует Сергей Шпетер. Если согласиться с этой оценкой, получится, что реальный уровень просрочки по частному сектору составляет свыше 700 млрд рублей. «Мы считаем, что данная мера может привести к возникновению проблем с резервами или даже капиталом у банков», — соглашается Елена Докучаева.

«На данном этапе доля проблемных кредитов физических лиц в целом выглядит достаточно четко, это порядка 15—20% от объема кредитного портфеля. В случае если восстановление экономики затянется, порождая новую волну сокращений персонала, снижения расходов по заработной плате, то можно будет говорить о реальном приближении к финансовому дну. Потому регуляторы закручивают гайки слишком поспешно. Подобная практика в перспективе нескольких ближайших лет не позволит банкам сдерживать рост объема проблемных кредитов на балансах и в итоге может привести к необходимости новых масштабных государственных вливаний капитала в банковскую систему», — добавляет главный экономист «Финам Менеджмент» Александр Осин.

Между тем весь прошлый год финансовые власти страны боролись как раз с ростом на балансах банков просроченной задолженности. По неофициальной информации недовольство активностью чиновников уже выражают и в Центробанке. ЦБ всегда славился как один из наиболее жестких регуляторов, и дополнительная «помощь» фактически заставляет его расписаться в недостаточном или ненадлежащем контроле. Теперь же Роспотребнадзор фактически вынуждает Банк России вступиться за подопечных. Ведь, продавая долги, они фактически выполняли поручения собственного куратора.

Можно спрогнозировать, что в открытом противостоянии двух регуляторов (если оно все же случится) победит именно ЦБ. Появление большого количества плохих долгов на балансах кредитных организаций может повредить устойчивости всей финансовой системы. По сути, активность Роспотребнадзора оказалась просто несвоевременной. Если банки получат добро на то, чтобы и дальше торговать долгами, коллекторы могут истолковать такое решение как индульгенцию на любые способы работы с населением. В этом случае инициатива ведомства господина Онищенко приведет к обратным последствиям. Рынок собирания долгов окажется еще более диким и неуправляемым, чем сейчас. Естественно, рано или поздно ведомства все же разработают закон «О коллекторской деятельности», про который говорят уже не один год. Тогда в стране наконец появятся единые и понятные правила работы с должниками. Но возможность доработать их уже до конца этого года будет упущена.

Кризис в радость

Рынок профессиональных коллекторских услуг в России благодаря кризису развивается стремительными темпами. При этом он по-прежнему остается одним из самых сложных с точки зрения оценки его объемов. Если данные по уровню просроченной задолженности в банковском секторе публикует Центробанк, то в прочих отраслях экономики эта информация почти всегда недоступна. «Учитывая, что коллекторские агентства работают не только с банками, но и с телекоммуникационными, страховыми, торговыми компаниями, оценить объемы всей дебиторской задолженности в этих отраслях невозможно», — отмечает Елена Докучаева. Однако в России до 85—90% долгов передается коллекторам именно банками, и лишь незначительная часть приходится на компании других отраслей. По данным ЦБ, на 1 февраля 2010 года объем кредитования населения составлял 3,54 трлн рублей, а просрочки — 250 млрд рублей, или 7% от общего объема кредитования. По оценкам «Секвойя Кредит Консолидейшн», на аутсорсинговое взыскание агентствам передается около 50% всех проблемных банковских кредитов граждан. Поэтому, учитывая уровень просрочки в банковском секторе и данные участников рынка, можно подсчитать, что к началу 2010 года объем рынка коллекторских услуг составил 100—120 млрд рублей.

Первоисточник статьи Журнал "Однако"