8 800 234 33 64
Пожаловаться

В России нет института государственной помощи при реструктуризации плохих долгов

13.05.2010

Генеральный директор Долгового агентства «Пристав» Артур Александрович принял участие в программе «Личные деньги» радиостанции «Комсомольская правда» 97,2 FM.

Программа была посвящена проблеме «плохих» долгов в портфелях банков, увеличению судебных исков к заемщикам - физическим лицам, возможностям реструктуризации задолженности и принципам работы коллекторских агентств с должниками. Особое внимание было уделено вопросам этики и законодательным аспектам коллекторской деятельности. «Не стоит скрываться от коллекторского агентства. Мы не «выбиваем» долги, а помогаем заемщику, который столкнулся с временными финансовыми трудностями, решить возникшую проблему. Если мы понимаем, что человек действительно лишился работы, но занимается поиском новой, и готов продолжать погашать кредит, мы можем инициировать реструктуризацию долга»,- подчеркнул Генеральный директор Долгового агентства «Пристав».

В программе поднималась тема законопроекта «О реабилитационных процедурах в отношении гражданина-должника». «Законопроект необходим, т.к. это главный шаг на пути к цивилизованному рынку взыскания проблемной задолженности. Но он нуждается в значительной доработке, потому что в нынешнем виде будет потворствовать безответственному отношению к кредитам и существенному росту их стоимости для большинства заемщиков», - сказал Артур Александрович.

Стенограмма эфира передачи «Личные деньги» радиостанции «Комсомольская правда» 97,2 FM от 12 мая 2010 года

Ведущий:У нас в гостях Генеральный директор Долгового агентства «Пристав» Артур Александрович. Сегодня мы вместе с Анной Калединой, специальным корреспондентом отдела «Экономики» газеты «Комсомольская правда», поговорим с Артуром Александровичем о работе долговых агентств. Артур Артурович, здравствуйте.

Артур Александрович: Здравствуйте.

Ведущий:Проблема плохих долгов по-прежнему актуальна или все потихоньку нормализуется? С долговыми агентствами сейчас вынуждены иметь дело многие банковские заемщики. И весь тот негатив, который имел место некоторое время назад, когда мы впервые столкнулись с проблемой взыскания долгов – он остается?

Анна Каледина:Проблема по-прежнему актуальна, о чем говорят последние данные Центрального банка. С начала 2010 года просрочка по кредитам уже выросла на полпроцента. Это, конечно, не такие темпы, какие были в разгар кризиса, но, тем не менее, ни о чем хорошем это не говорит. Некоторые люди считают, что кризис все спишет, поэтому в принципе не хотят платить по долгам. Насколько я поняла, и Артур Артурович подтвердит, сейчас банки и долговые агентства настроены очень решительно - увеличилось количество судебных исков против плохих заемщиков. Права ли я?

      Артур Александрович: Прежде всего, я бы хотел сказать, что статистику Центрального Банка надо правильно понимать. Когда он говорит, что в относительном отношении просрочка выросла на 3 -4- 5-6-7 %, нужно смотреть на то, что выдача новых кредитов существенно сократилась, поэтому в абсолютном значении просрочка стабилизировалась. За кризис банки научились по-другому выдавать кредиты. Требования, которые сейчас предъявляются к заемщикам, более жесткие. Новых кредитов меньше, и, следовательно, меньше объем просроченной задолженности.

Ведущий:Объем просрочки не растет, он стабилизировался… Чего вы радуетесь, это же ваш бизнес, ваши деньги?

      Артур Александрович:Просрочка – это неотъемлемая часть розничного кредитования. Если выдаются кредиты, неважно больше - меньше, значит, будет просрочка. Некоторое время назад один профессор – руководитель крупного банка, говорил мне, что изобрел некую схему, по которой просрочки не бывает. Сейчас этот банк закрылся.

Анна Каледина:Обычно банки закладывали просрочку в процент по кредиту, и платить приходилось добросовестному заемщику. В связи с кризисом, когда изменилась система резервирования и под такие кредиты теперь надо создавать большие резервы, банки очень серьезно относятся к тем заемщикам, которые не платят. Шутки закончились и людям надо серьезно относиться к выплатам кредитов. Я права?

      Артур Александрович:Согласен, так оно и есть. Изначально, когда кризис только начинался, банки пытались договориться с заемщиками, убедить их решить все вопросы в досудебном порядке. Сейчас мы видим, что все, кто мог уже заплатили. Общий срок исковой давности по искам о взыскании задолженности равен трем годам. То есть уже в этом и следующем годах истекает срок исковой давности по займам, которые были выданы в период пика потребительского кредитования в 2007 - 2008 годах.

Анна Каледина:Раньше банкиры говорили, что в суд их заставит идти просрочка от ста тысяч рублей. Сейчас ситуация изменилась и сумма долга уже не имеет такого большого значения.

      Артур Александрович:Сумма долга значения не имеет. Некоторые банки идут на принцип, показывая заемщикам, что неуплата кредита, независимо от суммы, не должна оставаться без наказания. Могу рассказать пример из практики моей работы в крупном розничном банке. В 2001 году действующая сотрудница одного из ведущих банков взяла в ИКЕЕ кредит на покупку чайника в размере 850 рублей. После чего сказала: «Я вам ничего платить не буду. Знаю, что вы со мной ничего не сделаете». В итоге через полтора года по решению суда она заплатила пять с половиной тысяч, включая проценты и судебные издержки. Здесь, как видите, сумма не играла роли.

Анна Каледина:Артур Артурович, с другой стороны, суд – это не самое страшное, что может случиться с должником. После подачи банка в суд заемщик может зафиксировать штрафные санкции, может существенно снизить сумму, выставленную банком. Я читала много страшных историй, где люди пишут о том, что небольшой кредит после процентов и штрафных санкций увеличился до необъятных размеров, т.к. штрафные санкции начислялись по проценту в день.

      Артур Александрович:На практике мы видим такие цифры. Бывали случаи, когда общая сумма задолженности возрастала в 10-15 раз.

Анна Каледина: Но людям надо знать, что эту сумму можно уменьшить по решению суда.

      Артур Александрович:Да, безусловно, судья объективно пытается понять, какая сумма будет оптимальной. Я бы не сказал, что в 100 % случаев цифру понижают или наоборот оставляют. В любом случае, никто не оспаривает сам долг и проценты по кредиту. Если человек задолжал, и есть документы, подтверждающие наличие долга, оспорить его наличие очень сложно.

Ведущий:Когда кризис только начался, банки стали сразу говорить своим заемщикам: «Приходите к нам, мы идем навстречу, помогаем реструктурировать задолженность». Но банки, наверное, имели в виду тех должников, которые задолжали не тысячу рублей, а сто пятьдесят, двести тысяч, миллион. Это большие цифры. Здесь нужно смотреть, что произошло с человеком. А, если человек задолжал немного и у него сложная ситуация, будет ли банк с ним разбираться, тратить рабочее время своих сотрудников?

      Артур Александрович: Мы работаем с подавляющим большинством банков, и могу сказать, что практика везде различная. Ряд банков не только говорит, но и выполняет. Конечно, банки всегда смотрят, в чем причина неплатежей - либо человек исправно платил и через какое-то время, в связи со сложившимися обстоятельствами и трудностями, перестал. Либо взял кредит, не сделал ни одного платежа и через какое-то время принес справку о том, что его уволили.

Анна Каледина: Я могу рассказать историю одного своего знакомого, который был хорошим плательщиком. У него три кредита в разных банках, год платил по ним исправно, а в кризис зарплату сократили на 40% (ее уже не хватает на выплаты), решил обратиться в банки за помощью. В одном ему сразу отказали в реструктуризации, заявив, что платить он должен в срок. Во втором обещали подумать, но на следующий день перезвонили с требованием досрочно погасить кредит в связи с изменившимися обстоятельствами. Только в третьем банке ему согласились «помочь». Банк согласился уменьшить ежемесячные выплаты, растянув его двухлетний кредит на пятилетку без права на досрочное погашение. При этом по новым условиям ставка повышалась в 2,5 раза. За оформление нового договора банк требовал комиссию.

      Артур Александрович: Да, условия по реструктуризации назвать хорошими очень сложно. У нас в стране, к сожалению, такого института, как, например, в Великобритании, где государство помогает реструктуризировать, консолидировать плохие долги, не существует. Но, тем не менее, мы видим, что ведущие банки, по крайней мере, предлагают программы реструктуризации долгов. Глобально, если у вас кредитная карта с большими процентами, с эффективной процентной ставкой под 70 %, важно просчитать, сколько вы реально платите в месяц и перевести это на аннуитетные платежи.

Ведущий: В конце апреля председатель ВАС России сделал заявление, согласно которому арбитражным судам по всей стране уже сейчас необходимо готовится к наплыву дел, связанных с банкротством физических лиц. Проект в Минэкономразвития уже подготовлен. Создание института банкротства физических лиц в целом повлияет на ситуацию с плохими долгами, на ваш бизнес?

      Артур Александрович: Последние несколько лет мы активно принимаем участие в подготовке и обсуждении законопроекта. Он необходим, т.к. это главный шаг на пути к цивилизованному рынку взыскания проблемной задолженности. Но, с моей точки зрения, законопроект нуждается в значительной доработке, потому что в нынешнем виде будет потворствовать безответственному отношению к кредитам и существенному росту их стоимости для большинства заемщиков.

Анна Каледина: Давайте поговорим об имуществе, которое можно изымать у должника.

      Артур Александрович: Нельзя изымать единственное жилье, если только это не залоговое имущество,не ипотека,. Есть понятие соразмерности долга и имущества, которое подлежит реализации. Если вы, например, задолжали телефонной компании 1000 рублей, то квартиру изымать у вас не будут.

Ведущий: Артур Артурович, что вправе делать коллекторское агентство, если говорить о воздействии на человека?

      Артур Александрович: Мы с самого начала строили свою работу так, чтобы наша деятельность была прозрачной, этичной и правильной. Совместно с коллегами из Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств, мы разработали «Кодекс этики». Мы не звоним по ночам. Мы соблюдаем правила, соответствующие европейским стандартам. Главное - мы пытаемся помочь должнику найти выход из ситуации.

Анна Каледина: Приходите с битами?

      Артур Александрович: Это не работает, это не серьезно. Хочу отметить, что не стоит скрываться от коллекторского агентства. Мы не «выбиваем» долги, а помогаем заемщику, который столкнулся с временными финансовыми трудностями, решить возникшую проблему.

Ведущий: Если коллекторские агентства все-таки переходят границу, кому жаловаться?

      Артур Александрович: В письмах, которые мы направляем должникам, мы всегда указываем телефон, по которому можно обратиться, если вы считаете, что мы что-то сделали не так. Также форма обратной связи есть на нашем сайте. Мы рассматриваем и разбираем все жалобы, поступающие к нам. Можно также обращаться в Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств.

Ведущий: Спасибо большое. Артур Александрович был сегодня нашим гостем – Генеральный директор Долгового агентства «Пристав».