8 800 234 33 64
Пожаловаться

"Коммерсант-Урал"

03.05.2006
03.05.2006

По оценкам экспертов, процент невозврата потребительских кредитов в некоторых банках Уральского федерального округа уже достигает 20%, и этот показатель постоянно увеличивается. Предпосылки наметившегося кризиса плохих долгов физлиц впервые за последние годы уральские банки заинтересовались коллекторскими услугами. Правда, заключать с ними договоры большинство кредитных организаций не спешат. Они ждут от агентств более выгодных условий, в том числе выкуп долгов у банка.

В преддверие кризиса

 

По данным Центробанка РФ, объем выданных кредитов в Уральском федеральном округе за 2005 год вырос с 68 млн 486 тыс. рублей до 119 млн 907 тыс. рублей, то есть почти в два раза (рост 1,7%). При этом объем просроченной задолженности по потребительскому кредитованию в УрФО в прошлом году увеличился также практически вдвое – на 857,5 тыс. рублей, составив на 1 января 2006 года – 1 млн 428,5 тыс. рублей. Таким образом, согласно официальной статистике ЦБ, за прошлый год процент невозврата потребительских кредитов от общей величины портфеля банков составляет 1,7%. Правда, сами же представители Центробанка признают эту цифру нереальной. Так, по словам заместителя председателя ЦБ Геннадия Меликьяна, фактически процент невозврата потребительских кредитов значительно выше. «Мы слишком быстро наращиваем объемы кредитования по сравнения с развитием экономики государства в целом. При этом, банки используют недостаточно форм для защиты от недобросовестных заемщиков, в результате чего и возникла серьезная проблема», - считает господин Меликьян. Участники уральского финансового рынка также признают, что фактически невозврат кредитов достигает порой 20%, а то и выше. И главная тому причина – несовершенство системы оценки платежеспособности заемщика – физического лица. Так, по словам заместителя председателя правления Свердловского губернского банка Романа Горулева, наиболее рискованными кредитными продуктами являются экспресс-кредиты, которые выдаются наиболее оперативно и заемщики в этом случае подвергаются наименьшей проверки со стороны банка.

Возникшая проблема стала почвой для прогнозов чиновников и представителей крупнейших банков о приближающемся кризисе плохих долгов физических лиц, в результате которого многие банки, специализирующиеся на рознице, могут покинуть рынок. «Потенциальные риски и проблемы у некоторых банков, занимающихся потребкредитованием, уже завиднелись», - отметил директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ РФ Алексей Симановский. Проблему признают и сами банкиры. «Осваивая новые целевые группы, банки могут столкнуться с проблемой, когда заемщик принимает на себя несколько обязательств в разных банков, которые в совокупности выполнить не в состоянии», - считает начальник отдела кредитования банка «Ураллига» (Челябинск) Дмитрий Романов. Уже активно начала действовать система перекредитования - стремясь потеснить конкурентов, банки заведомо идут на возможные убытки, наращивая портфель «плохих долгов». Эксперты считают, что для многих небольших банков процент невозврата кредитов в размере 25-30% может стать критическим, и они будут вынуждены уйти с рынка.

Поиск решения проблемы

 

Печальная статистика по невозвратам кредитов и просроченной задолженности положительно отразилась на авторитете коллекторских агентств (предоставляют услуги по возврату проблемных кредитов от граждан – «Ъ»), обращаться к которым банки за последние полгода стали чаще.

Отметим, родиной коллекторских агентств считаются США. В этой стране, в 60-х годах прошлого века начали появляться компании, специализирующиеся на сборе просроченной задолженности. Сегодня в Соединенных Штатах не один банк не работает с должниками сам, а поручает ту работу одному из 6,5 тыс. коллекторских агентств. В России о своей деятельности коллекторские агентства заявили еще два года назад, однако до сих пор банкиры предпочитали к ним не обращаться. Опрошенные корреспондентом BUSINESS GUIDE -БАНКИ участники рынка называли следующие причины: во-первых, нежелание раскрывать портфель проблемных активов, во-вторых, из-за менталитета - обращение к коллекторским компаниям вредит репутации банка, так как это свидетельствует о непрофессиональной выстроенной кредитной работе.

Однако, в последние месяцы ситуация изменилась - спрос на коллекторских услуги все же стал расти. Так, по словам директора челябинского офиса компании «Столичный экспресс» Андрея Ляшенко, коллекторские агентства готовы оказывать услуги по сбору «плохих» долгов профессионально. «Банки самостоятельно не могут разбираться с должниками, так как это отнимает их время и развитие основного бизнеса. Для нас же работа с должниками – бизнес, потому мы более профессионально оказывать такие услуги, как взимание долгов. Кроме банков, коллекторские агентства также обслуживают страховые компании, сотовых операторов и т.д.», — сообщил директор челябинского офиса компании «Столичный экспресс» Андрея Ляшенко. Таким образом, удовлетворить сегодня потребности банки в Уральском регионе готовы как непосредственно коллекторские агентства, так юридические компании. Среди них в Свердловской области работают «Секвойя Кредит консолидейшн», «Интеллект-С», «Юрико», Агентство по сбору долгов; в Челябинской области – «Столичный экспресс»; в Тюменской области – «Компромисс». Правда, с какими банками работают эти конторы, в отличие от Запада в нашей стране пока является конфиденциальной информацией.

 

Методы работы

 

Что касается методов работы по возвращению проблемных кредитов, представители коллекторских агентств в один голос заявляют, что не используют «всем известных способов» и действуют исключительно законными методами. Как рассказал директор по развитию екатеринбургского коллекторского агентства «Интеллект-С» Дмитрий Жданухин, их работа поделена на досудебные, судебные и исполнительные этапы работы. «На досудебном этапе специалисты агентства связываются с заемщиком и напоминают ему о просроченных выплатах. На этом этапе мы пытаемся просто убедить клиента вернуть долг банку. Для получения лучшего эффекта, объясняем серьезность последствий злостной неуплаты. На этом этапе работы возвращать долг начинают около 30% неплательщиков. На втором этапе, – судебное разбирательство. В этом случае преимущественная часть недобросовестных заемщиков начинает погашать задолженности. Для полноценной работы на этом этапе коллекторскому агентству необходимы хорошие контакты с судебными органами. Это необходимо, чтобы в сжатые сроки добиться рассмотрения дела».

Генеральный директор «Секвойя Кредит консолидейшн» Елена Докучаева о конкретных методах работы агентства рассказывать отказалась, лишь отметив: «Наши методы зависят от разных факторов. После получения реестра должников от клиента, агентство проводит тщательный анализ каждого долга: тип продукта, срок просрочки, история контактов клиента с должниками и прочее. По итогам анализа происходит сегментирование задолженности, при этом для каждого сегмента существует определенная стратегия работы, то есть комплекс мероприятий по взысканию, наиболее эффективных для каждого конкретного сегмента». Тарифы у коллекторских агентств определяются в индивидуальном порядке, в среднем это 20-40% от размера кредиторской задолженности, которую агентства взыскивают. Так, по словам директора челябинского офиса компании «Столичный экспресс» Андрея Ляшенко, оценка оплаты работы осуществляется по прогрессивной шкале: чем ниже кредиторский портфель, тем выше комиссионные сборы. Следует отметить, опрошенные корреспондентом BUSINESS GUIDE -БАНКИ руководители коллекторских агентств единогласно подчеркнули, что комиссия ими взимается непосредственно с банка, а не с заемщика.

Впрочем, председатель комитета по защите прав потребителей Екатеринбурга Андрей Артемьев считает, что насколько законные методы взимания долгов коллекторскими агентствами покажет время, так как пока эти услуги только начинают появляться на рынке. Он считает, что как только эта работа будет массовой, жалоб граждан на коллекторские агентства будет очень много. «Я сомневаюсь, что они работают только в соответствии с законом», - усомнился господин Артемьев. Впрочем, в правоохранительных органах также сообщили, что пока к ним с жалобами на деятельность коллекторов не обращались. Впрочем, на разных банковских форумах можно встретить огромное число нелестных отзывов о работе коллекторов. Жалуются на их непрерывные звонки в течение дня не только заемщику, но всей его семьи, угрожают потерей работы, грозят тюрьмой, арестом банковского счета и получаемого жалованья, даже физическим насилием.

 

Выбор за банками

 

Как бы то ни было, деятельность коллекторов становится все масштабнее. Основными их клиентами являются уральские филиалы «дочек» иностранных банков, реже крупных федеральных структур и лишь малая часть региональных кредитных организаций. Среди них Уральский банк реконструкции и развития. «Учитывая то, что размер потребительского кредита относительно невысок, а количество недобросовестных заемщиков измеряется сотнями, затраты на возврат каждого кредита, которые несет банк, становятся неоправданно высокими. Поэтому дешевле эту работу построить через коллекторское агентство, поэтому наш банк уже заключил договор с одним из них», - сообщил вице-президент УБРиР Вадим Хлебников.

Между тем, преимущественное большинство уральских банкиров предпочитают по-прежнему решать проблему плохих долгов собственными силами, а не с помощью коллекторских агентств.

Так, заместитель управляющего челябинского филиала КБ «Агропромкредит» Рамиль Саитхужин считает, что практика взаимоотношений коллекторских агентств и банков пока еще не сложилась, не урегулированы условия сотрудничества и тарифы. С мнением коллеги начальник управления кредитования банка «Снежинский» Марианна Гаврилова: «Пусть коллекторское агентство сначала зарекомендует себя с хорошей стороны на местном финансовом рынке, а потом можно будет рассматривать варианты сотрудничества с ним». А заместитель председателя правления Свердловского Губернского банка Роман Горулев, в свою очередь, отметил: «Коллекторские агентства пока не в состоянии предложить выгодные для нас условия сотрудничества. Они будут востребованы тогда, когда смогут выкупать долги у банка за оговоренную цену и брать на себя все риски, связанные с этими вопросами».

Отметим, коллектор может выступать как агент банка или же купить портфель кредитов, что для банков предпочтительнее. Они не только получает деньги немедленно, но и списывает просрочку с баланса, следовательно, нет необходимости создавать дополнительные резервы на возможные потери по судам, которые ухудшают финансовый результат. Однако такая практика, обычно не работает по двум основным причинам: у коллекторских агентств нет свободных средств для выкупа долгов, или они не могут договориться о цене с банками.

 

ВРЕЗ

 

Мировая практика показывает, что одним из эффективных методов борьбы с «плохими долгами» является система скоринга. Скоринг (подсчет очков (баллов)) – это статистическая модель, которая сводится к набору критериев, оценивающих вероятность возврата кредита потенциальным заемщиком в баллах. Этот механизм принят во всем мире и все больше вытесняет в России стандартную схему выдачи кредита - с проверкой «вручную» всех данных о заемщике, привлечением поручителей. Суть скоринга заключается не в поиске аргументов, почему данный заемщик не платит. В основе лежит предположение, что клиенты с одинаковыми анкетными данными ведут себя примерно одинаково. Это значит, что банк не знает, вернет ли человек кредит, но зато знает, что раньше люди этого возраста, профессии, имеющие такое же образование, как правило, кредит не возвращали. Тогда банк откажет такому заемщику.Работает скоринговая система следующим образом: каждой характеристике клиента (возраст, пол, доходы и т. д.) присваивается определенный балл. Потом эти баллы суммируются, и интегральный показатель сравнивается с неким пороговым, заранее заданным значением. Если он больше – кредит выдается, меньше – следует отказ. Самое трудное, естественно, создать модель оценки. Необходимо статистически обработать достаточно большой массив информации о прошлом поведении клиентов. Банки либо покупают уже готовые решения у производителей скоринговых систем, либо пытаются создать собственный скоринг, исходя из своего опыта и интуиции, либо привлекают для разработки систем западных специалистов. Но, как говорят эксперты, полноценные скоринговые модели, основанные на большом объеме статистических данных и учитывающие как можно большее количество параметров, которые могли бы сравниться с западными аналогами, в России создать пока невозможно. По мнению российских банкиров, чтобы разработать более или менее адекватную скоринговую систему, банк должен обладать достаточно полной статистической информацией о кредитном портфеле. Однако пока такой информации из-за небольшого возраста потребительского кредитования в России накоплено очень мало. При этом скоринговая система требует определенной адаптации с учетом региональных социально-экономических особенностей, то есть она должна быть адаптирована к местному рынку, так как одни и те же потенциальные клиенты могут, например, в Иркутской области, считаться кредитоспособными, а в Свердловской - нет. Системы скоринга уже не первый год используют в банках «Северная казна», «Уральский банк реконструкции и развития», «Уралвнешторгбанк», «Банк24.ру» и другие. Впрочем, говорит гендиректор банка «Гран» Дмитрий Коцюба, скоринг – это математический метод, для полной защиты от кредитных рисков необходимо применять тестирование потенциального заемщика. А председатель правления ОАО «Уралтрансбанк» Валерий Заводов считает, что доверять на 100% скорингу не следует, так как эту технологию в настоящее время изучили и используют в своих интересах мошенники.