8 800 234 33 64
Пожаловаться

Коллекторская деятельность: проблемы законодательного регулирования

11.10.2007
Артур Александрович, генеральный директор ООО «Долговое агентство «Пристав».
Андрей Тимчук, юрист ООО «Долговое агентство «Пристав».

Коллекторская деятельность и коллекторские агентства появились в России относительно недавно. Нельзя сказать, что раньше в нашей стране не было людей, которые «помогали» собирать долги, но профессиональный характер данная деятельность приобрела с развитием рынка кредитования и появлением большого количества неплательщиков по кредитам.
Рынок проблемных кредитов переживает период бурного роста. Если 10 лет назад случаи невозврата кредитов были единичными, то сейчас просрочка носит массовый характер. Динамика этого процесса опережает темпы роста розничного кредитования. Сложившаяся ситуация объясняется тем, что реальное состояние кредитного портфеля возможно оценить лишь с течением времени, так как просрочка становится явной лишь по прошествии нескольких месяцев после выдачи кредита.
Согласно статистике Центрального банка Российской Федерации, объем просроченной задолженности на конец 2006 года составил 2,6% (на 0,7% больше по сравнению с 2005 годом). По итогам 2006 года просроченная задолженность банков без учета государственного капитала составила 3,7%, банков с участием иностранного капитала – 4,5%. Соотношение между банками с участием иностранного капитала и московскими сетевыми банками – 4,5:4,2% соответственно. У региональных банков за аналогичный период просроченная задолженность составила 2,1%. Согласно экспертной оценке «Долгового агентства «Пристав», реальные показатели просроченной задолженности в несколько раз выше.
В настоящее время коллекторская деятельность подчиняется общим положениям гражданского законодательства. Для ее осуществления необходимо зарегистрироваться в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя и заключить соответствующий гражданско-правовой договор с кредитором.
Можно выделить две основные разновидности коллекторской деятельности.
Сущность первой из них заключается в том, что коллекторское агентство выступает в роли представителя или агента кредитора от его имени и за его счет. Права и обязанности в отношении заемщика в этом случае остаются у кредитора, а агентство совершает согласованные с кредитором юридические и фактические действия, направленные на взыскание с заемщика задолженности по договору, заключенному последним с кредитором.
Во втором случае коллекторское агентство приобретает у кредитора право требования к заемщику, то есть встает на место кредитора, выступая в отношениях с заемщиком от своего имени и за свой счет.
Крупные агентства занимаются обоими видами коллекторской деятельности.
НЕОБХОДИМОСТЬ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
Общие положения гражданского законодательства не учитывают особенностей, характерных для субъектов коллекторской деятельности, а также специфики правоотношений, возникающих между коллекторскими агентствами и другими участниками гражданского оборота. Такое положение заставляет говорить об объективной необходимости законодательного регулирования коллекторской деятельности. В пользу этого свидетельствует и тот факт, что в странах Западной Европы и США коллекторская деятельность является предметом законодательного регулирования, а в некоторых государствах приняты законы о коллекторской деятельности и даже введено ее лицензирование.
Возможны различные способы законодательного регулирования коллекторской деятельности. Один из них – принятие отдельного федерального закона о коллекторской деятельности. Другой – включение норм коллекторской деятельности в иной федеральный закон или законопроект. При этом уже сделана попытка реализовать на практике второй способ – положения о коллекторской деятельности включены в проект Федерального закона «О потребительском кредите», подготовленный группой депутатов Государственной Думы во главе с заместителем председателя Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам А.Г. Аксаковым.
Указанный законопроект содержит легальное определение коллекторской деятельности и закрепляет право банков привлекать для взыскания задолженности коллекторское агентство, а также уступать ему право требования к заемщику. Кроме того, законопроект устанавливает, что передача коллекторскому агентству информации, предоставленной заемщиком при заключении кредитного договора, не является нарушением банковской тайны, регулирует взаимоотношения коллекторского агентства и заемщика и содержит другие важные для регулирования коллекторской деятельности положения.
НА ПОДХВАТЕ У БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ?
Появление норм о коллекторской деятельности в российском праве можно только приветствовать, однако попытка включить указанные нормы в законопроект о потребительском кредите представляется недостаточным способом правового регулирования.
Данный законопроект отводит коллекторской деятельности вспомогательную роль в правоотношениях, связанных с потребительским кредитованием. Однако коллекторская деятельность отнюдь не ограничивается сферой потребительского кредитования. Коллекторские агентства также работают с неплательщиками по иным видам кредитов, в том числе с юридическими лицами (на них законопроект вообще не распространяется) и с неплательщиками, чья задолженность возникла из любых других видов возмездных договоров. Таким образом, предмет правового регулирования коллекторской деятельности в законопроекте слишком узок и не соответствует современным потребностям.
В случае принятия законопроекта у правоприменителей неизбежно возникнет ряд вопросов. В частности, будут ли применяться нормы законопроекта по аналогии, которая допускается Гражданским кодексом Российской Федерации, к другим правоотношениям, связанным с коллекторской деятельностью? Не означают ли нормы законопроекта, что коллекторская деятельность допустима только в отношении потребительского кредитования? И некоторые другие.
Кроме того, попытка авторов законопроекта придать коллекторской деятельности статус вспомогательной по отношению к банковской и определить в качестве органа, осуществляющего контроль над работой коллекторских агентств, Центральный банк Российской Федерации в силу изложенных выше причин кажется сомнительной. В данном случае на роль контролирующего органа больше подходит Федеральная служба по финансовым рынкам.
Законопроекту не удалось избежать и такого недостатка, как отсутствие комплексности правового регулирования коллекторской деятельности: коллекторским агентствам посвящены две статьи, а в иных положениях нормы, касающиеся коллекторских агентств, встречаются скорее случайно, чем закономерно. В законопроекте отражены те вопросы, которые, казалось бы, исчерпывающим образом урегулированы действующим законодательством, но не отражены те, которые им не урегулированы. К тому же весьма смутно определен статус лиц, занимающихся коллекторской деятельностью.
ОГРАНИЧЕННЫЙ ИМИДЖ
Невозможно уйти от дискуссии о том, следует ли принимать отдельный закон о коллекторской деятельности. Не вызывает сомнений тот факт, что коллекторская деятельность связана с банковской. Однако эта связь не теснее, чем, например, связь рекламодателей со средствами массовой информации. Ведь никому не приходит в голову включить нормы Федерального закона «О рекламе» в Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации», поскольку реклама может размещаться не только в средствах массовой информации. Точно так же коллекторские агентства могут работать не только с банками. Очевидно, что отдельный закон о коллекторской деятельности позволит избежать многих недостатков, имеющихся в законопроекте о потребительском кредите.
Какие же положения необходимо включить в закон о коллекторской деятельности?
Прежде всего, необходимо четко определить статус лиц, имеющих право заниматься коллекторской деятельностью. Не секрет, что в сознании многих граждан коллекторы ассоциируются с людьми, занимающимися выбиванием долгов далекими от законных способами. Имидж, приобретенный этими псевдоколлекторами, вредит профессиональным коллекторским агентствам, осуществляющим свою деятельность в полном соответствии с законом. Для того чтобы оградить граждан от таких «предпринимателей», следует ввести ряд законодательных ограничений на занятие коллекторской деятельностью. Способы могут быть разными: лицензирование коллекторской деятельности; установление минимальной величины уставного капитала для организаций, занимающихся коллекторской деятельностью; наделение коллекторских агентств специальной правосубъектностью, то есть обязанностью заниматься строго определенными видами деятельности; страхование профессиональной ответственности коллекторских агентств и др.
Несомненно, из числа лиц, имеющих право заниматься коллекторской деятельностью, следует исключить индивидуальных предпринимателей, так как по сравнению с юридическими лицами их правовой статус говорит о пониженных требованиях законодателя к ведению ими предпринимательской деятельности.
ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Введение специальной правосубъектности коллекторских агентств невозможно без внесения изменений в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД), в котором понятие коллекторской деятельности в настоящее время отсутствует. Получается, что фактически экономическая деятельность есть, а юридически она отсутствует. И этот разрыв между практикой и правом должен быть ликвидирован.
Полноценная деятельность коллекторских агентств невозможна без информационного обеспечения. Необходимо подтвердить, что передача кредитором информации о заемщике и своих правоотношениях с ним не является нарушением Федерального закона «О персональных данных» (как не является нарушением передача таких данных, например, адвокату). В настоящее время подобная информация может передаваться только с согласия заемщика. Очевидно, что шансы на получение его согласия в данном случае близки к нулю. Таким образом, может создаться впечатление, что закон защищает интересы недобросовестной стороны.
Еще одной проблемой законодательства, также связанной с информацией, является невозможность коллекторских агентств получать и передавать информацию в бюро кредитных историй. Федеральный закон «О кредитных историях» устанавливает, что передавать информацию в бюро кредитных историй могут только лица, заключившие с заемщиком договоры кредита или займа, а получать информацию вправе лица, намеревающиеся заключить с заемщиком договор кредита или займа и заручившиеся согласием заемщика. Коллекторские агентства не относятся ни к тем, ни к другим.
В итоге заемщик, переданный в коллекторское агентство, выпадает из поля зрения бюро кредитных историй. Для пользователей кредитных историй судьба выданного ему займа или кредита неизвестна, а Федеральный закон «О кредитных историях» в случае с такими заемщиками не достигает целей, ради которых он был принят. А коллекторское агентство изначально оказывается в менее выгодной ситуации, чем, например, кредитор, так как не может оценить риски, связанные с таким должником.
С учетом изложенного представляется, что коллекторские агентства необходимо включить в состав лиц, имеющих право передавать и получать в бюро кредитных историй информацию о заемщиках.
Завершая тему информационного обеспечения, необходимо отметить, что требуется также законодательное закрепление обязанности кредитора сообщать заемщику (в случае его обращения) о передаче заемщика в коллекторское агентство. На практике нередки случаи, когда коллекторское агентство обращается к заемщику с требованием о погашении задолженности и в качестве подтверждения своих полномочий ссылается на договор с кредитором. Заемщик, желая проверить эту информацию, обращается к кредитору, а кредитор по какой-то причине не подтверждает факт передачи, ссылаясь, например, на банковскую тайну. Результатом является обращение заемщика в правоохранительные органы. Такая ситуация, разумеется, не способствует ни успешной деятельности коллекторских агентств, ни погашению заемщиком задолженности.
В ОЖИДАНИИ ПРИНЯТИЯ ЗАКОНА
Необходимо также рассмотреть вопрос о возможности взыскания с заемщика расходов кредитора на возвращение задолженности. Фактически речь идет о расходах, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, то есть об убытках кредитора (ст. 15 ГК РФ).
Из положений ГК РФ следует, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков. Единственный вопрос, который возникает в такой ситуации: действительно ли кредитор должен произвести указанные расходы, ведь теоретически он может взыскивать долги самостоятельно, не привлекая коллекторское агентство. Ответ на этот вопрос прост: если законодатель дает кредитору право обратиться в коллекторское агентство, он относит такое обращение к способам защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), а связанные с этим расходы являются убытками кредитора. Соответственно, в законе о коллекторской деятельности рассмотренный вопрос должен быть решен положительно.
Следует обратить внимание и на то, что процедура обращения взыскания в нашей стране крайне громоздка, бюрократизирована и трудновыполнима на всех стадиях этого процесса: от поиска имущества до его реализации. У любого, кто участвовал в этом процессе, создается впечатление, что закон защищает интересы не кредитора, а должника. При условии установления повышенных требований к деятельности коллекторских агентств разумным решением выглядит наделение их некоторыми правами судебных приставов-исполнителей в части розыска имущества (например, правами делать запросы в уполномоченные государственные органы и получать от них информацию), а также некоторыми правами специализированных организаций в части реализации заложенного имущества. В целом, процедура обращения взыскания на заложенное имущество, для реализации которого не требуется судебного решения, должна быть значительно упрощена.
Разумеется, изложенным не ограничивается перечень положений, которые должны быть включены в закон о коллекторской деятельности. Но даже обозначенные здесь проблемы свидетельствуют о необходимости принятия такого закона. Его появление позволит ускорить развитие коллекторской деятельности, обозначит ее правовые рамки и будет способствовать повышению профессионализма коллекторских агентств.

Источник: Журнал "Профессия – директор" 10.10.2007