8 800 234 33 64
Пожаловаться

Собиратели чужих камней

14.11.2008
Золотой дождь, пролившийся на коллекторов, может закончиться раньше кризиса

Коллекторский бизнес — один из немногих, где можно ожидать роста в период кризиса. За какие-то пару осенних месяцев этот рынок изменился радикально: объемы выросли в 2-3 раза, причем кроме традиционных долгов граждан банки начали передавать просрочку по корпоративным займам. Падение платежеспособности граждан и предприятий сулит невиданные перспективы для бизнеса на проблемных активах. Впрочем, отвоевать свой кусок долгового пирога удастся далеко не всем, а среди региональных коллекторов скоро появятся первые жертвы.

Еще летом, несмотря на очевидное развитие кризиса, ничто не предвещало бурного роста рынка проблемных долгов. В первую неделю сентября ведущие коллекторские агентства и оба их профсоюза уверяли, что ничего экстраординарного или выдающегося на этом рынке не происходит. Для собирателей долгов кризис ликвидности действительно поначалу проходил незамеченным. А наращивание объемов, снижение возраста передаваемой в работу просрочки и расширение (в том числе отраслевое) списка корпоративной клиентуры коллекторы дружно списывали на «органическое развитие» молодого бизнеса.

Все изменилось буквально за месяц-полтора. «С конца сентября резко вырос интерес к продаже долгов, рынок развернулся, — говорит гендиректор агентства “Секвойя Кредит Консолидейшн” Елена Докучаева. — Если раньше это был рынок продавца и банки диктовали условия, то сейчас это рынок покупателя». Тарифы по договорам цессии (уступка прав требований по долгам) по сравнению с августом упали вдвое — в среднем до 3-4% (минимум — 0,5%, максимум — 5%). Уже в сентябре агентство «Секвойя» стало ежедневно получать от банков на оценку до четырех портфелей просроченных долгов. Прежде такое количество просрочки обрабатывалось агентством в течение 2-3 недель. Резкий приток клиентов зафиксировали и другие участники рынка. «По потребительским кредитам мы утроили свой пакет, по ипотеке он увеличился в 10 раз, причем дела по ипотеке заказчик начинает передавать нам уже с двухнедельной просрочкой, хотя раньше задержка срока платежа составляла не менее полугода», — поделился замгендиректора по вопросам развития агентства «Центр ЮСБ» Николай Иванов.

 НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ

Среди причин, которые привели к взрывному росту рынка, сами коллекторы называют не только резкий рост просроченных гражданами платежей. По оценке «Секвойи», из примерно 55 млрд руб. задолженности, находящейся в работе у коллекторов (40 млрд руб. было на начало года), 85% передано банками. Но основной поставщик плохих долгов в последнее время — корпоративный сектор. И если до сих пор банки старались не портить отношения с предприятиями (особенно крупными и средними), то во время кризиса оказалось не до церемоний. «Мы ощущаем увеличение количества запросов по взысканию задолженности с корпоративных клиентов», — подтверждает коммерческий директор Финансового агентства по сбору платежей Александр Морозов. О «заметном росте» числа обращений по передаче в работу или предложений по продаже долгов корпоративных клиентов рассказывают и в Столичном коллекторском агентстве. «Если раньше к нам поступало три запроса в неделю, то сейчас это три запроса в день», — сообщил директор по развитию бизнеса Артем Плохов.

Сказалась на росте обращений и близость конца года — основная пора продажи и списания с балансов банков плохих долгов в преддверии сдачи годовых балансов. «К обычной практике продажи долгов к концу года, которая начала складываться на российском розничном рынке в последние два года, добавились форс-мажорные явления, вызванные кризисом», — уверен Плохов.

Банковская статистика подтверждает резкий рост плохих долгов, особенно в части корпоративных ссуд. По данным ЦБ, в сентябре темпы роста просроченной задолженности по всему портфелю банковского сектора утроились по сравнению с августом: 30,5 млрд руб. против 8,4 млрд руб. месяцем ранее. Причем если прежде превалировали проблемные долги физлиц, то по итогам сентября нефинансовые организации вырвались в лидеры по объемам плохих долгов (соответственно 131,4 млрд руб. и 141,4 млрд руб.). Удивительно ли, что в такой ситуации банки начали обращаться к услугам коллекторов?

Два месяца назад президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Евгений Бернштам оценивал долю просрочки юрлиц в работе у коллекторов как «не более 10% от общего объема портфелей» с потенциалом роста к концу года до 12%. Сейчас очевидно, что кризис приведет к более существенной диверсификации портфелей коллекторов, а возможно, и к изменению бизнес-модели — по крайней мере у некоторых агентств. Так, у «Центра ЮСБ» сумма корпоративной задолженности в работе в октябре утроилась, превысив 3 млрд руб. Это долги между крупными юрлицами, в том числе заказы от иностранцев, объясняет Николай Иванов. Основное количество долгов образовалось по договорам поставки: либо товар был поставлен, но не оплачен (должники — непродовольственные торговые сети), либо, наоборот, предоплату сделали, но товар не поставили. «Такой резкий скачок обусловлен пересмотром компаниями своего подхода к возврату дебиторской задолженности, — полагает коллектор. — Раньше предприниматели предпочитали ждать значительное время, боясь потерять контрагента, теперь в связи с нехваткой привлеченных средств они намерены в кратчайшие сроки истребовать задолженность».

КЛОНДАЙК-COLLECTION

 Коллекторские агентства сильно обогатятся на кризисе, заявил на днях на пресс-конференции в Екатеринбурге управляющий партнер, директор группы правовых компаний «Интеллект-С» Евгений Шестаков. «Объем долгов торговых сетей перед поставщиками вырос в 10 и более раз, — уверяет он. — Сейчас настоящий Клондайк для коллекторов». Однако сами коллекторы не считают, что для них наступил золотой век: поток клиентов, передающих долги физлиц, скоро может упасть до докризисного уровня. По прогнозу Иванова, объем банковских кредитов, передаваемых коллекторам, «будет на сверхвысоком уровне» только в ближайшие полгода, а затем последует спад из-за снижения банками объемов кредитования и более требовательного подхода к выдаче ссуд. А увеличение объемов просроченной корпоративной задолженности порадует далеко не всех коллекторов. «В результате те коллекторские агентства, которые заточены под работу по взысканию долгов с физических лиц, могут быть выброшены с рынка либо существенно сдать позиции», — говорит Иванов.

Действительно, несмотря на то, что работа с корпоративными долгами приносит гораздо больший доход, чем с розничной просрочкой, риски здесь гораздо выше. Гражданин отвечает по своим обязательствам до полного их исполнения, компания — до окончания срока своего существования. «Мы сознательно не работаем с крупными корпоративными долгами — это другой бизнес с более высокими рисками на каждый долг и индивидуальным, а не массовым стандартным подходом», — говорит Докучаева.

Отличительной особенностью взаимодействия с корпоративным сектором является то, что качество передаваемых портфелей не позволяет осуществлять взыскание в полном объеме. «Практика показывает, что лишь 25-30% задолженности подтверждено документально, что выявляет слабый кредитный и операционный контроль со стороны компаний», — отмечает Сергей Шпетер, директор по развитию бизнеса долгового агентства «Пристав». Чтобы преуспеть в этой нише, коллекторам надо создавать широкую инфраструктуру — в первую очередь для поиска и быстрой реализации активов должников, которые обладают движимым и недвижимым имуществом, но не имеют денежных средств, чтобы рассчитаться по долгам. «Это не штат детективов, а люди, умеющие собирать информацию в открытых источниках, то есть обладающие навыками бизнес-разведчиков, аналитики и хорошие переговорщики», — уверен Иванов. Соответственно, и затраты на это для многих оказываются не под силу.

ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ

 О том, что процесс концентрации бизнеса и выбивания лишних игроков в коллекторском сообществе уже начался, на недавней конференции заявил президент Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса (в АРКБ входят преимущественно некрупные региональные компании) Сергей Рахманин. По его словам, три члена этого профсоюза уже прекратили существование, а еще у двух — серьезные проблемы. Он отказался их назвать, но рассказал, что основная причина нынешних и будущих разорений небольших компаний — неспособность выдержать конкуренцию с более крупными коллегами: «Нет заказчиков, нет работы и доходов соответственно». Банки предпочитают работать с крупными региональными или федеральными агентствами.

Кроме того, массовое снижение платежеспособности заемщиков увеличивает затратность коллекторского бизнеса, а привлечь заемные средства сейчас сложно даже крупнейшим участникам рынка. По оценке Шпетера, платежеспособность населения уже снизилась на 40-50%. Даже вполне добросовестные заемщики в такой ситуации оказываются не в состоянии исполнять свои обязательства по кредитным договорам. Поэтому, несмотря на то что в 2009 г. ожидается увеличение объема просроченной задолженности в 1,5-2 раза, взыскивать деньги станет гораздо сложнее. «Из-за кредитного кризиса и неконкурентоспособности многие мелкие и средние региональные агентства прекратят свое существование, крупные компании смогут выжить, но не факт, что им удастся заработать на этом кризисе», — говорит президент АРКБ.

Сейчас все коллекторы говорят о необходимости повышения тарифов за свою работу и изменении схемы оплаты (чтобы работать по предоплате или самим принимать деньги от должников, а затем перечислять клиентам). В «Секвойе» сетуют, что им приходится прилагать на 20% больше усилий для взыскания того же процента задолженности, что и летом. По словам Шпетера, для обеспечения эффективности сборов на уровне летних месяцев необходимо увеличивать затраты в среднем на 30%. Кто сможет это сделать, тот и окажется в лидерах рынка. Пока же здесь, как и в большинстве секторов экономики, кризис не спешит проливать золотой дождь.

Светлана Петрова
Источник: Smart Money, 42 (132) 10 ноября 2008