8 800 234 33 64
Пожаловаться

Бизнес «под расчет»

10.07.2008

Татьяна Малкова

Появившись на рынке несколько лет назад, коллекторские агентства быстро перестали быть экзотикой. Все больше организаций, которым довелось столкнуться с проблемой взыскания долгов, охотно перекладывают ее на плечи профессионалов.



Рынок с элементами базара


Когда в Новосибирске появились первые такие фирмы – сложный вопрос. Некоторые структуры занимались этим бизнесом (и не всегда в рамках закона) еще до того, как  понятие «коллектор» вошло в обиход. Рынок и сегодня наводнен организациями-однодневками, которые находят клиентов, берут с них предоплату и исчезают. Реально работающих фирм в городе немного – от пяти до восьми. Причем доминируют филиалы московских структур. По словам директора ООО «Центр урегулирования долгов» Артема Акашкина, такая же ситуация складывается в подавляющем большинстве российских регионов. Наиболее сильные позиции у местных агентств - на Урале.

- Появляются небольшие фирмы, берущие только легкие заказы. Они отказываются от клиентов со сложной структурой задолженности, которые в итоге остаются один на один со своими проблемами, - отмечает директор агентства «Центр ЮСБ-Новосибирск» Иван Петухов. – После трех-пяти дней, сочтя работу над заказом бесперспективной, такие фирмы бросают ее и находят другую - долгов полно. Подобных структур десятки. Цивилизованных агентств намного меньше.

- Думаю, что рынок уже достаточно насыщен, - считает директор по развитию бизнеса долгового агентства «Пристав» Сергей Шпетер. - Другой вопрос: какова эффективность работы коллекторов? Дальнейший рост количества игроков приведет к тотальному падению цен, некоторые агентства будет вынуждены уйти с рынка, что мы наблюдаем в ряде других регионов. С точки зрения доходности это не самый привлекательный бизнес.

По чьим правилам играть
Просроченные банковские кредиты - по-прежнему один из самых освоенных сегментов деятельности коллекторских структур (хотя среди банков немало тех, которые предпочитают самостоятельно взимать долги). Нередко приход в регион столичного банка влечет за собой и появление здесь партнерского коллекторского агентства. Хотя это не является правилом.

- Я бы не стал утверждать, что всегда существует такая взаимосвязь, – говорит Сергей Шпетер. – Отделение агентства должно самоокупаться, а один филиал банка вряд ли сможет обеспечить его объемами, достаточными для получения прибыли.

К услугам коллекторов начинают прибегать страховые, лизинговые, телекоммуникационные компании, организации, предоставляющие жилищно-коммунальные услуги. Некоторые агентства специализируется на корпоративных долгах.

- Банки в основном помогают получать средний доход, на них сильно не разбогатеешь, – поясняет Иван Петухов. – Стабильные клиенты дают возможность выжить. А чтобы процветать, нужно работать с корпоративными долгами.

- С них мы имеем 30 процентов плюс предоплата. И клиент один. А банк дает 15 процентов без предоплаты, при этом клиентов – человек пятьсот, - добавляет Артем Акашкин.

Ведется работа и с физическими лицами, хотя в ней присутствует немалое количество минусов. По словам Ивана Петухова, даже если на руках есть документы, подтверждающие, что деньги действительно были заняты, могут возникнуть проблемы с правоохранительными органами.

Артем Акашкин видит проблему в другом:

- Главная сложность в том, что физических лиц гораздо сложнее разыскивать, чем юридических.

Сейчас коллекторский бизнес регламентируется лишь Гражданским кодексом и законами о хозяйственной деятельности. Разрабатывается два варианта законопроекта. Более либеральный не содержит существенных ограничений и жестких требований к агентствам. Его автор - Ассоциация развития коллекторского бизнеса. Созданием второго законопроекта занимались специалисты организаций, входящих в Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА). Этот вариант более консервативный и содержит немало запретов. Если он будет принят, это не замедлит сказаться на состоянии рынка, который станет более монополизированным.

- Нужен ли такой закон – большой вопрос, – говорит Артем Акашкин. – Если он пройдет вариант НАПКА, содержащий жесткие ограничения - лицензирование, страхование ответственности, большой уставный капитал, – с рынка уйдут все местные агентства.

- Я не уверен, что он необходим, – вторит Иван Петухов. – Разве что можно ввести законодательное определение понятий «коллектор», «коллекторская деятельность». Лицензирование, порог уставного капитала – все это может уничтожить не только мелкие, но и средние агентства.

Сергей Шпетер считает, что на начальном этапе рынок вполне может саморегулироваться, но потом без закона не обойтись:

- Мы не сторонники того, чтобы закон принимался быстро и необдуманно. Но прошедшие несколько лет доказали, что этот бизнес имеет право на жизнь, объемы работы огромные, поэтому нужны правильные стандарты.

Долговое агентство «Пристав» является членом НАПКА, и Сергей Шпетер уверен, что разработанный этой организацией законопроект - наиболее оптимальный:

- Он вырабатывает стандарты отношений между коллекторами, кредиторами и должниками, регламентирует правила получения и защиты информации. Мы считаем, что минимальный уставный капитал необходим. Бизнес очень капиталоемкий, требует серьезных инвестиций в технологии, защиту информации и развитие инфраструктуры. Не думаю, что серьезные местные агентства в результате уйдут с рынка. Но процесс консолидации неизбежен.

 

Кредитоманы и должники поневоле
Как правило, кадровую основу коллекторских агентств составляют бывшие сотрудники правоохранительных органов, юристы, специалисты по финансам. Для бесед с клиентами привлекаются психологи, хотя многие сотрудники, имея богатый опыт работы с людьми, могут взять их функции на себя. Один из главных критериев профпригодности – умение работать с самыми разными категориями людей, требующими индивидуального подхода. Можно договориться о реструктуризации задолженности, об отсрочке или отмене штрафных санкций, о составлении отдельного графика платежей.

- Главное – найти общий с должником интерес, – поясняет Сергей Шпетер. – Есть проблема - мы должны ее решать, а не усугублять. Сначала выясняем причину появления долга, потом убеждаем клиента, что он может справиться самостоятельно - надо искать источники погашения. Даже в самых трудных случаях выход может быть найден.

- Большинство должников – люди адекватные, – отмечает Иван Петухов. – Долг их тяготит, и они охотно идут на сотрудничество. К «сложным» относятся 15-20 процентов. Некоторые изначально рассчитывали «кинуть» кредитора, у других изменилось материальное положение, и они скрываются, потому что им стыдно. Есть люди, которые занимают принципиальную позицию: «Я заболел, денег не стало, банк не пошел мне навстречу, платить не буду». Но обычно должниками становятся те, кто переоценивает возможность платить. Есть кредитоманы. А есть добрые души, их жалко больше всего. Пример: девушка попросила подругу взять кредит, потому что ей нужно было погасить другой долг. Обещала сама по нему расплачиваться, и не стала, хотя постоянно уверяла, что все идет нормально. Правду пострадавшая узнала только от сотрудников нашего агентства: долг девушки банку вырос в полтора раза. На этом женская дружба закончилась. Я посоветовал обратиться в правоохранительные органы и подать на «подругу» в суд. Это чистое мошенничество путем злоупотребления доверием.

Ни одно уважающее себя агентство не рискнет выходить за рамки закона.
- Все коллекторские организации находятся под неусыпным контролем со стороны правоохранительных органов - те остро реагируют на любой сигнал. А репутация важнее всего, – отмечает Артем Акашкин.

Чем могут руководствоваться кредиторы при выборе коллекторского агентства? Для многих решающими факторами становятся солидный перечень клиентов и их положительные отзывы, рекомендации, благодарственные письма. Есть и более конкретный критерий - процент средств долгового портфеля, который удалось вернуть, и процент количества должников, начавших платить.

- Для достоверного результата замеры должны производиться по каждому портфелю отдельно, причем в течение довольно длительного интервала времени, – говорит Сергей Шпетер. – Увы, клиенты в большинстве своем не умеют измерять эффективность работы коллекторского агентства, их еще нужно этому учить и учить.

Справка «РГ»:

На 1 апреля 2008 года в Новосибирской области работало 13 местных кредитных организаций и 60 филиалов иногородних. Объем рублевой задолженности юридических лиц - 144 942 млн рублей, по кредитам в иностранной валюте – 8 170,3 млн. Долги физических лиц – соответственно 77 496 и 2 721,6 млн рублей. Объемы просроченной задолженности по рублевым кредитам – 887,6 млн  у юридических лиц и 363,6 млн - у физических; по валютным - соответственно 1,7 и 15,6 млн.

 Источник: "Российская газета", Новосибирск, 10.07.2008г.