8 800 234 33 64
Пожаловаться

Провал по взысканиям

14.02.2011

В смутный кризисный период динамика деятельности отечественных коллекторских фирм полностью соответствовала содержанию шутки "Кому кризис, кому бизнес". Объемы выставленных на продажу долгов увеличивались, и рост казался бесконечным. Первопричиной принято считать формирование гигантских просрочек, накопленных в кризисные годы. Но это верхушка айсберга. "С 2003-го по 2008 г. произошел стремительный рост объемов кредитования - с $4,5 млрд до $145 млрд, - отмечает Председатель Совета Директоров Долгового Агентства "Пристав" Дэвид Джонс. - Некоторые розничные банки устанавливали ставки до 80% годовых, прикрывая тем самым низкий уровень оценки рисков и платежеспособности заемщиков. Однако международный опыт показывает, что подобные схемы неизбежно приводят к увеличению просроченной задолженности". Директор Института народнохозяйственного прогнозирования, академик РАН Виктор Ивантер полагает, что только авантюрист или банкрот мог согласиться брать деньги под такие проценты, тем более когда речь шла о столь долгосрочных выплатах, как ипотека или автокредитование. Впрочем, и нынешние, более привычные для рынка 15-20% и даже 11% (когда речь идет об ипотечных займах) в сегодняшних экономических условиях неподъемны для среднестатистического клиента. По мнению Виктора Ивантера, выдавая длинные кредиты под столь большие проценты, банк должен понимать, что их рано или поздно предстоит реструктуризовать.

Здравствуйте, я - ваша цессия

В формальных беседах банкиры признают, что риски в секторе потребительского кредитования до сих пор закладываются на уровне 11-12% (а у кого-то и больше), причем такое количество мошенников или проблемных клиентов банк способен "переварить" не только без ущерба для бизнеса, но и с хорошей прибылью - за счет "задранных" процентов по кредитам. Неудивительно, что при сверхвысоких показателях прибыльности и на фоне роста объемов кредитования заниматься "разгребанием" проблемных займов системно банкам в докризисные годы было недосуг. Поэтому коллекторам от этого "пирога" доставались крошки, хотя и полноценных собственных коллекторских отделов во многих финансовых учреждениях на тот момент не имелось.

В кризис же проблемы обострились: банки стали меньше зарабатывать, а ЦБ начал интересоваться их плохими активами, потребовал создавать под них значительные резервы. Как шутят банкиры, в тучные времена на 20% плохих заемщиков приходится 80% хороших, в кризис же все наоборот. Таким образом, "базы" для работы коллекторов хватило более чем на два года.

Уже в 2009 г. банки стали в массовом порядке избавляться от долгов. Тогда и вскрылись истинные масштабы проблемы. Только ОТП банк, специализирующийся на потребкредитовании, под конец 2009-го преподнес рынку "подарок" - портфель долгов на 5,4 млрд руб. Всего же, согласно статистике Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств на начало декабря 2010-го, с конца 2006-го порядка 40 банков выставили на продажу долговые портфели и 25 из них завершили сделки.

Официально сумма, полученная от продажи долгов ОТП агентству Morgan & Stout, не озвучивалась, но, по некоторым данным, она составляла всего порядка 100 млн руб., то есть десятые доли процента. Сделка наделала много шума, россияне не сталкивались с таким явлением, как цессия (скупка долгов за бесценок). Она кардинально изменила профильный рынок. Артур Александрович, Гендиректор Долгового Агентства "Пристав", не подтверждает мнение, что дисконты в кризис доходили до 0,2-0,3%. "Конечно, не десятые доли, но пару процентов долги стоили", - рассказывает он. "По мелким потребительским кредитам цена покупки порой опускалась до 2-3% от номинала", - соглашается Владимир Лопатин, глава комитета по секьюритизации долгов Ассоциации российских банков (АРБ). При этом до кризиса рынок имел дело с цифрами порядка 6%, 8% или даже 13%.

"Мелочи" рынка

Стоит ли удивляться, что в кризисные годы возникли (и активизировались ранее созданные) многочисленные агентства, стремящиеся урвать свой кусочек пирога. По статистике, которую приводит Артур Александрович, "до кризиса было около 800 агентств. В кризис их стало 900". Эксперт называет этот рост незначительным. "По данным портала collector.ru, сейчас в России существует около 900 компаний, занимающихся сбором задолженности", - соглашается Елена Докучаева, гендиректор "Секвойя Кредит Консолидейшн". Хотя не так давно их количество достигало 1300.

Проблемы с "занятостью" у коллекторов начались ближе к середине 2010-го, а к концу года стало ясно, что объемы работы все сокращаются. Получается, что с рынка уже выбита почти треть компаний, а ведь 2010-й был достаточно хлебным для коллекторов. Так, по информации ЦБ, на середину декабря объем просроченной задолженности продолжал расти и по сравнению с началом года рост составил порядка 20%, а объем задолженности физических лиц превышал 280 млрд руб.

Вопрос, много в России коллекторских фирм или мало, неоднозначный. Около 3000 агентств работает в США, порядка 900 - в Германии, в Италии - примерно 500. В этих странах процессы банкротства отработаны, роли каждого из участников схемы взыскания четко распределены и поделены. Владимир Лопатин характеризует новых участников рынка как "наплодившуюся в кризис мелочь" и подчеркивает, что даже в самые прибыльные времена новорожденные и мелкие агентства в основном работали по привычным агентским схемам. Дело в том, что выкупать большие пакеты долгов, пусть и с очень существенным дисконтом, могут позволить себе лишь долговые агентства, имеющие серьезного стратегического инвестора, как правило, иностранного, или же коллекторы с явно выраженной авантюрной жилкой.

Покупка долгов - "однозначно рисковая бизнес-стратегия", на этом "можно выиграть, можно проиграть", убежден Артур Александрович. По его словам, в "Приставе" доля купленных долгов "несоизмерима с тем, что берут на аутсорсинг, но у некоторых компаний объем купленных долгов превышает 60-70% бизнеса". Александрович убежден, что предложение долгов на рынке для профессионалов остается высоким. "В 2010 г. мы как потенциальные покупатели посмотрели более 140 портфелей на сумму около 75 млрд руб. Понятно, что имена не разглашаются. Но могу сказать, что там представлены банки из top-20 розничного кредитования, за исключением Сбербанка и госбанков, которые еще не продавали долги", - поясняет Александрович. При этом очевиден передел рынка, он идет между крупнейшими игроками, а агентства, у которых избыток заказов, "делятся" с теми, у кого есть возможности для сбора.

К привычной схеме - работе по агентским договорам - в конце 2010-го вернулись фактически все, говорят эксперты. По оценкам Димитриоса Сомовидиса, доля долгов, передаваемых на профессиональное взыскание коллекторам, варьируется в диапазоне 20-30%. А Елена Докучаева убеждена, что "банки сейчас передают на аутсорсинговое взыскание около 50% проблемных долгов, и доля эта постепенно растет". По ее расчетам, доля продаваемых долгов за 2010 г. может составить около $3-3,5 млрд. "В следующем году мы ожидаем снижения объемов по сделкам цессии, что связано с сокращением общего объема кредитования в кризис. Тем не менее снижение вряд ли превысит 20-25%, и к 2012 г. рынок цессии, скорее всего, снова оживет", - полагает Елена Докучаева. На рынке есть две точки зрения: что покупатели стали выставлять меньше долгов на продажу и что агентства не берут предложенное, поскольку портфели слишком дороги. Сейчас цена, по данным Артура Александровича, варьируется в промежутке между 2% и 7%.

Простой коллектор

Отдельный сегмент рынка долгов составляет ипотека. По оценкам гендиректора ООО "ЭОС" Мариуша Клоски, более 90% профильного рынка составляют кредитные карты, потребительские и автокредиты. Исходя из этого, объем работы, которая доставалась профессиональным коллекторам в этом сегменте, всегда был крайне невелик. Однако, по данным Елены Докучаевой, доля проблемных ипотечных кредитов, передаваемых коллекторам, увеличивается. "Если еще несколько лет назад она составляла 1-1,5% в общем объеме банковской задолженности, то теперь этот показатель достигает 5%", - рассказывает она. А Димитриос Сомовидис отмечает, что доля ипотечных долгов в общем объеме просроченных кредитов физлиц достигает 15% - 43 млрд руб. Неудивительно, что желание "отъесть" кусочек пирога со стороны госкорпорации "Агентство реструктуризации ипотечных жилищных кредитов" (АРИЖК), заявленное в конце прошлого года, вызвало ажиотаж на рынке. "Срок жизни" АРИЖК должен был истечь 1 января 2011 г.: только до этой даты власти планировали через корпорацию оказывать помощь попавшим в трудные жизненные обстоятельства ипотечным заемщикам. Но вместо роспуска АРИЖК принято решение о выходе в свободное плавание. Впрочем, выгоды от этого сотрудничества банки не видят. В большинстве дают понять, что идеи ГК их не впечатляют. "Основной акцент АРИЖК планирует делать не на взыскание, а на реструктуризацию кредитной задолженности", - говорит Ирина Кузьмичева, директор кредитного департамента специализирующегося на ипотеке банка DeltaCredit.

К переделу рынка появление АРИЖК в новом качестве, скорее всего, не приведет. Уже существуют фирмы-лидеры, способные выдержать конкуренцию. "Речь идет о появлении очень серьезного игрока, стремящегося занять специфичную нишу ипотечного сегмента, но не более того, - полагает Димитриос Сомовидис. По его мнению, интерес к АРИЖК возможен "в части перекредитования заемщика, то есть фактического выкупа обязательств". Эксперты не исключают также "добровольно-принудительный" уход просроченной ипотеки из госбанков в АРИЖК. А ведь проблемные кредиты госбанков - гигантский и малоосвоенный сегмент долгового рынка.

Рынок в ожидании

Не все понятно и с прогнозами роста просрочки. По мнению вице-президента АРБ Анатолия Милюкова, банки по-прежнему "припрятывают" плохие кредиты, проводят их повторную реструктуризацию, поскольку регуляторы требуют все более жесткого резервирования по проблемным займам. Например, ситуация в сегменте залоговой недвижимости выглядит как попытка "вытолкнуть" наружу накопившиеся на балансах банков непрофильные активы с помощью ужесточения резервирования. С середины текущего года ЦБ вводит резервирование по таким объектам, если они не будут проданы банком в течение года. Причем резервирование по возрастающей: на второй год 10% от балансовой цены, на третий - 35%, а потом и 75%. Кроме того, при оценке достаточности собственного капитала у банка эти "активы" будут взвешиваться с повышенным коэффициентом риска - 150%. Основные надежды коллекторы возлагают не на те "протухшие" долги, которые банки утаивают в своих закромах от бдительного взора регуляторов. Ставка делается на "свежие" просрочки - от 60 до 180 дней, успевшие образоваться в послекризисных реалиях. "Если человек не платил три года, вероятность взыскать что-то безусловно есть, но она невелика", - признает один из экспертов. А приток долгов существенно сократился в конце прошлого года, и в следующем квартале продолжит сокращаться. И хорошо, если банкиры окажутся "сознательными" и не станут взыскивать долги собственными силами, а будут выдавать хотя бы полугодовые просрочки. Эксперты говорят о том, что кредиты, выдаваемые сегодня, попадут на коллекторский рынок через 1,5-2 года.

Источник: Журнал "Компания"