8 800 234 33 64
Пожаловаться

Что делать, если просрочка растёт? – Доверьтесь профессионалу

02.09.2011

С началом финансового кризиса профессиональные долговые агентства существенно перестроили работу по взысканию задолженности. Это был довольно сложный процесс. Именно кризисные годы дали ответ на вопрос: кто из коллекторских агентств будет работать в новых условиях? Ведь кризис – это своего рода проверка на прочность. О ситуации на рынке долгов и насущных проблемах коллекторской отрасли мы беседуем с Сергеем Шпетером, старшим вице-президентом Долгового агентства «Пристав».

- Мировые рынки опять штормит. Каких отголосков ожидаете Вы на коллекторском рынке? Ожидаете ли Вы в ближайшее время масштабных поступлений на рынок новых долгов?

Сергей Шпетер: На мой взгляд, в ближайшее время после «шторма» мы будем наблюдать тенденцию к снижению на рынках. Оно может продолжаться в течение некоторого времени, но думаю, что рынки отыграют падение очень скоро. Фундаментальных причин для падения котировок акций российских компаний нет. У инвесторов сохраняется интерес к развивающимся рынкам. Поступления на рынок новых долгов весьма опосредовано к ситуации на мировых финансовых рынках. У российских банков – основных игроков рынка розничного кредитования достаточно ликвидности для поддержания непрерывного процесса кредитования. Кроме того, реальный сектор экономики всегда служит противовесом спекулятивным увлечениям на фондовых и денежных рынках. Практика последних лет это отчетливо доказала. Цифры первого полугодия (ЦБ РФ) свидетельствуют об оживлении рынка розничного кредитования, а кредитование малого и среднего бизнеса вообще не снижало темпы, следовательно, рост просроченной задолженности будет органическим и догонять темпы выдачи спустя 3-6 месяцев, согласно классике жанра.

- Как Вы оцениваете текущую ситуацию с банковскими активами?

Сергей Шпетер: Согласно официальной статистике ЦБ РФ, Российские банки (без учета Сбербанка) в июле нарастили кредиты нефинансовым организациям на 2%, физическим лицам - на 4,4%. Совокупные активы банковского сектора за июль увеличились на 1,2%, преимущественно за счет роста кредитования. Объем кредитного портфеля вырос на 2,5%.

Если говорить о годе в целом, то начиная с 1 квартала 2011 рост просроченной задолженности в розничном банковском секторе в абсолютном выражении стабилизировался и к концу мая составил почти 250 млрд рублей без учета реструктурированных кредитов. В относительном же выражении рост просрочки за аналогичный период времени сократился и составил 7,8%. Основная причина этому - увеличение объемов выдачи новых кредитов.

На наш взгляд, и к концу года величина просроченной задолженности в абсолютном выражении будет увеличиваться. Однако в относительном выражении ее объем будет уменьшаться. Преодолев кризис, банки активно приступили к кредитованию, что по определению вызовет рост просрочки.

- Новый виток нестабильности может спровоцировать волну банкротств. Насколько, по Вашему мнению, готова инфраструктура рынка к новому масштабному вбрасыванию долгов (как на сегодня структурирован рынок, какие слияния и поглощения произошли, какие компании покинули рынок, и кто является лидером)?

Сергей Шпетер: С началом финансового кризиса 2008 года профессиональные долговые агентства существенно перестроили работу по взысканию задолженности: увеличили интенсивность работы по обработке портфелей, увеличили издержки на сбор одного рубля. Кроме того, банки стали ответственнее подходить к вопросам андеррайтинга и оценки потенциального заемщика. Кризис 2008 года научил многому и банки, и коллекторские агентства, поэтому мы не ожидаем повторения ситуации трехлетней давности.

Полагаю, что инфраструктура для обслуживания рынка розничной просрочки уже создана. Из тысячи агентств, задекларированных на рынке, реально активно работают с банковскими порфелями не более десяти. «Пристав», например, за последние три года инвестировал в технологические процессы несколько миллионов долларов, что неминуемо сказалось на нашей работе. Если посмотреть на ежемесячные отчеты, направляемые банками своим партнерам, можно увидеть, что у крупнейших семи розничных банков страны «Пристав» неизменно уже на протяжени более двух лет является безусловным лидером по эффективности взыскания.

Сейчас, пройдя кризисный период, банки начинают в полной мере понимать тот факт, что для достижения высокого финансового результата необходимо сокращать расходы на непрофильные функции, в том числе на службы по сбору задолженности. Согласно аналитике нашего агентства, в посткризисный период банки, в целях сокращения внутренних издержек, стали меньше работать собственными силами и раньше передавать портфели на аутсорсинг.

Если до 2008 г. сравнивание работы внутренней службы со сборами внешних агентств, начиналось на сроке просрочки 180 дней и старше, то сейчас «30+» уже стало обычной практикой. А разрыв между эффективностью, которую демонстрируют внешнее профессиональное агентство и собственная служба неуклонно растет не в пользу последней.

- Какова, по Вашим оценкам, динамика просроченной задолженности в российской экономике в целом? Ожидаете ли Вы дальнейшего ухудшения ситуации или, напротив, несмотря ни на что объемы «просрочки» будут сокращаться? Какие факторы могут сыграть «за» или «против» улучшения/ухудшения ситуации?

Сергей Шпетер: Объем просроченной задолженности по корпоративным кредитам в июле вырос на 2,4%, по розничным - на 1,6%. В результате удельный вес просроченной задолженности в кредитах, предоставленных нефинансовым организациям, составил 5,1%, в кредитах населению - 7,6%.

В 2011 году мы ожидаем увеличение объема портфелей плохих долгов. С конца 2010 года банки начали активно возобновлять кредитные программы. В относительном выражении, по отношению к выданным кредитам, она будет уменьшаться, однако в абсолютном выражении будет расти. Не думаю, что нечто кардинальное будет происходить на рынке. Обычно после стагнации наступает оживление, которое переходит в дальнейший рост. Мой прогноз: в ближайшие 2-3 года рынок кредитования населения и корпораций будет стабильно расти, а задолженность будет также стабильно его догонять, оставаясь при этом управляемой как банками, так и их партнерами.

- Каково на сегодняшний день состояние рынка долгов, ведь он является индикатором развития кризиса? Вы ожидаете в ближайшее время развития каких-то тенденций?

Сергей Шпетер: Возраст передаваемого коллекторам портфеля задолженности сократился в среднем со 180 до 90 дней, а в ряде случаев банки передают задолженность, начиная с 31-го дня. Если раньше банки передавали коллекторским агентствам только позднюю просрочку, то сейчас - в посткризисный период - большинство банков обратили серьезное внимание на управление расходами и стали передавать раннюю просрочку на аутсорсинг, на более ранних сроках. Это легко объяснить: зачем тратить на сбор больше, чем вы возвращаете, лучше концентрироваться на основном бизнесе и поддерживать маржу на должном уровне.

На мой взгляд, такая тенденция будет продолжаться и дальше. Сегодня трудно найти банк, который не сотрудничает с коллекторским агентством. Сейчас финансовые организации понимают, что намного эффективнее отдавать работу по взысканию задолженности профессионалам, а основной акцент делать на профильную деятельность – выдачу новых кредитов. Работа банка – выдавать новые кредиты, привлекать новых клиентов. А сбор просроченной задолженности – это непрофильная деятельность. На нее требуются определенные и финансовые, и временные ресурсы, и квалифицированные специалисты. Коллекторские агентства полного цикла обладают и высокотехнологичными call-центрами, и профессионалами в области возврата долгов.

- Для российской экономики август является месяцем показательным – все потрясения почему-то случаются именно в этот период. А что касается рынка долгов, то некоторые эксперты предрекают развитие экстремальной ситуации. Насколько, по Вашему мнению, это возможно, что будет происходить в этом секторе рынка?

Сергей Шпетер: Коллекторский рынок – это такая же часть финансовой системы, как банки, страховые организации, прочие финансовые институты. Поэтому, если нестабильность будет в экономике, в частности в банковском секторе, это, несомненно, скажется и на коллекторской отрасли. То, что коллекторам хорошо живется в кризис – большая иллюзия. Страдает экономика страны, платежеспособность падает, значительно повышаются издержки на сбор одного рубля. Поэтому, даже, если долгов передают больше, взыскивать их намного сложнее, чем в стабильные времена.

- Каковы, на Ваш взгляд, эффективные методы работы с проблемной задолженностью в новых условиях?

Сергей Шпетер: Каждый банк принимает решение о выборе стратегии работы с проблемными активами, самостоятельно, опираясь на показатели финансовой отчетности и эффективности. Есть банки, которые только первое время работают собственными силами, а потом передают проблемные долги на аутсорсинг, а после года отработки портфеля продают его долговому агентству.

Некоторые предпочитают обрабатывать проблемные кредиты самостоятельно, увеличивая штат коллекторов. Но это требует дополнительного времени и финансовых вложений. И здесь долговое агентство – тот рецепт, который поможет оперативно и экономично справиться с этой задачей. Сейчас, после кризисных лет, прослеживается тенденция передачи долгов на аутсорсинг на более ранних сроках. И это экономически верное решение.

- Расскажите подробнее о деятельности коллекторов на нынешнем этапе? Пришлось ли Вам внести изменения в обычные схемы взаимодействия с банками, если да, то какие? Планируете ли Вы какие-то перемены?

Сергей Шпетер: Наша компания всегда была ориентирована на клиентов. Мы индивидуально подходим к решению различных задач и вопросов, связанных с нашими партнерами. Поэтому, если клиент желает внести изменения в процесс взаимодействия, мы всегда открыты для обсуждения и сотрудничества.

Если предметно, то за последнее время произошли некоторые изменения в законе о защите персональных данных и банковской тайне. Мы всегда неукоснительно следовали этим изменениями и вносили корректировки, как во внутренние технологические процессы, так и в договорную базу. Так, например, во избежание разногласий с позицией «Роспотребназдоза» в отношении возможности переуступать права требования по кредитным договорам, мы рекомендовали многим нашим клиентам включить отдельным пунктом в кредитные договора соответствующий пункт. Это обеспечило железобетонный аргумент кредитным организациям в любой заочной дискуссии с контролирующими инстанциями, а также в судебных разбирательствах.

После внесения правок в закон о персональных данных в части хранения персональных данных, мы изменили внутренний регламент и теперь храним их в течение 3-х дней после окончания срока обработки реестра, это потребовало внесения изменений в соответствующие клиентские договоры.

Еще один интересный момент вызывает дискуссии в банковском сообществе – это передача новых контактных данных о должниках, передаваемых нам в агентскую работу, о которых мы узнаем в процессе коммуникаций с должниками и их представителями. Закон это запрещает, и мы не в праве этого делать, как бы не казалось это абсурдным. Банки недоумевают, но соглашаются с нашей позицией.

- Какие инструменты работы с проблемными активами и программное обеспечение Вы используете в настоящий момент? Какие инструменты и программное обеспечение, на Ваш взгляд, являются наиболее эффективными для работы в современных условиях? Что следует делать, чтобы продвинуться по пути решения проблемы плохих долгов?

Сергей Шпетер: Главный наш инструмент – это диалог с заемщиком, допустившим просрочку. Если останавливаться на технологической стороне вопроса, наше агентство одним из первых среди коллекторских агентств, внедрило высокотехнологичный call-центр. Сейчас их два: в Москве и Новосибирске. Телефония базируется на решениях AVAYA. Все остальное - это сочетание собственных разработок и решений на базе ORACLE, что создает эффективную гармонию. Это помогло существенно повысить эффективность работы и улучшить качество обслуживания клиентов. Мы уделяем особое внимание изучению новых методик по сбору просроченной задолженности, которые положительно зарекомендовали себя в международной практике. Наиболее эффективные внедряем у себя. Мы постоянно совершенствуем системы безопасности и защиты информации, что крайне важно при работе в банковско-финансовой сфере. ПРИСТАВ – единственное коллекторское агентство, которое имеет две лицензии ФСТЭК – на деятельность по защите и по обработке технической информации.

Основная наша цель - полная автоматизация процесса сбора просроченной задолженности. Это сегментация должников, профилирование по различным типологическим факторам и построение автоматизированных стратегий сбора долгов, чтобы максимально минимизировать влияние человеческого фактора. На опыте зарубежных стран, эффективность сбора задолженности в этом случае возрастает на 15-20%. Мы нацелены на то, чтобы эффективность сбора для наших клиентов была максимальной.

Отвечая на вопрос: «Что делать?», - скажу: «Довериться профессионалам!».

- Что нужно сделать для отрасли в целом, чтобы collections могли эффективно работать с долгами на банковским рынке?

Сергей Шпетер: С началом финансового кризиса профессиональные долговые агентства существенно перестроили работу по взысканию задолженности. Это был довольно сложный процесс. Именно кризисные годы дали ответ на вопрос: кто из коллекторских агентств будет работать в новых условиях, ведь кризис – это своего рода проверка на прочность.

Сегодня одна из насущных проблем коллекторской отрасли – отсутствие единой информации. Проблемной задолженностью занимаются множество инстанций и организаций, начиная от государственных организаций, судебных органов, и заканчивая коллекторскими агентствами и кредиторами с собственными службами. Главная проблема – отсутствие единого банка данных, отсутствие системы взаимодействия между всеми участниками рынка.

И здесь принятие закона «О взыскании просроченной задолженности» должно обусловить права и обязанности сторон, определить, как государственные, так и коммерческие организации, которые будут иметь право заниматься сбором долгов, установить определенные правила поведения на рынке, а главное – определить порядок запроса и получения информации между всеми участниками процесса. Сейчас в рамках Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств («НАПКА») мы активно работаем с государственными органами, от которых зависит судьба законопроекта. В данный момент он находится на доработке в Минэкономразвития. Мы надеемся, что во второй половине года законопроект уже будет вынесен на рассмотрение Правительства.

Источник: Аналитический банковский журнал, № 9(193) сентябрь 2011