8 800 234 33 64
Пожаловаться

Долг платежом красен

05.10.2011

Законопроект, защищающий права и интересы должников при взыскании с них недоимок, был внесён в сентябре в Государственную Думу. Законопроект вводит запрет на использование сведений, связанных с личной жизнью заёмщика при взимании долгов, а также на действия в отношении должника, посягающие на его права и свободы. В частности такие, которые ставят под угрозу его деловую репутацию. Новый закон внесён в парламент депутатом Госдумы Анатолием Аксаковым. Документом предполагается ввести запрет на ряд действий со стороны взыскателей, в том числе коллекторов, в отношении задолжавших граждан. В первую очередь речь идёт о защите частной жизни заёмщиков, не вернувших в срок кредит. В частности, предлагается ввести запрет на сбор в процессе взыскания сведений, которые касаются личной жизни должника и его убеждений - политических или религиозных. .

Депутатская правда

Под запретом могут оказаться такие действия со стороны взыскателей, которые ставят под угрозу жизнь, здоровье или даже честь должника. Не должна страдать, согласно документу, и деловая репутация недобросовестного заёмщика. В этой связи предлагается запретить коллекторам сообщать о долгах их работодателям или даже соседям.

Как сообщает ИА «Маркер», автор документа намерен закрепить в законе невозможность со стороны коллекторов представляться государственными служащими, а также угрожать должнику применением санкций, наложение которых только в компетенции уполномоченных органов. И наконец, нельзя будет отправлять должникам почтовые или иные сообщения, которые содержат угрожающие надписи или рисунки. Согласно документу, под запретом могут оказаться даже обозначения необычного характера. Как отмечает Анатолий Аксаков, законопроект будет способствовать формированию цивилизованного рынка коллекторских услуг.

Коллекторская правда

А в это время коллекторы предлагают ввести материальную ответственность для учредителей компаний по обязательствам их бизнеса. Соответствующая инициатива изложена в открытом письме президенту страны Дмитрию Медведеву. Напомним, в настоящее время по закону обратить взыскание на личное имущество владельцев организаций нельзя.

В письме главе страны Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса обращает внимание на несовершенство законодательства в сфере кредитно-долговых отношений. Речь идёт о пробелах при взыскании задолженности. По действующему закону учредители компаний, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, не обязаны отвечать по всем её долгам. Собственники несут ответственность только в рамках уставного капитала (УК) организации.

Для создания компании достаточно УК в размере 10 тысяч руб-лей, чем пользуются недобросовестные предприниматели. «Набрав продукции, товаров, материалов или сырья с отсрочкой оплаты и реализовав их, даже по цене ниже закупочной, можно заявить контрагентам о своей несостоятельности, заведомо зная об отсутствии собственных активов и денег, уже лежащих в карманах учредителей, которые абсолютно уверены в своей безнаказанности, неся ответственность только в рамках уставного капитала в 10 тысяч рублей», - указывает в письме руководитель Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса Сергей Рахманин.

В письме сообщается, что подобная картина в тех или иных интерпретациях характерна для всех регионов страны и всех сфер бизнеса. А недобросовестные лица широко используют эту схему для вполне законного ухода от своих обязательств. Сложившаяся практика наносит существенный экономический урон банкам, компаниям, гражданам, в конечном счете бюджету и делает большую часть работы судебных приставов бессмысленной, отмечают коллекторы. В связи с этим они настаивают на введении материальной ответственности для учредителей компании по всем её обязательствам. Президенту предложено инициировать законодательную инициативу по внесению изменений в соответствующие законы. Сегодня подобная мера уже действует в ряде зарубежных стран, например в Израиле.

Правда банкира

Свою позицию к противоречивым процессам в процедуре взыскания задолженности с недобросовестных заёмщиков высказал глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян: «В последнее время в средствах массовой информации участились публикации, в которых высказывается мнение о том, что уступка прав требования по долгам физических лиц коллекторским агентствам является неправомерной и, даже более того, подобные юридические действия свидетельствуют о незаконном характере деятельности коллекторских агентств в целом.

Необходимо отметить, что коллекторский бизнес в Западной Европе и США появился и был нормативно урегулирован задолго до его возникновения в России. Услугами коллекторских организаций многие десятилетия пользуются банки, страховые, лизинговые, телекоммуникационные и многие другие компании, в результате деятельности которых возникает просроченная задолженность по кредитным или иным договорам. Более того, деятельность коммерческих организаций, специально занимающихся взысканием долгов, регулируется целым рядом международных актов - Оттавская Конвенция УНИДРУА о международном факторинге от 28 мая 1988 г., Нью-Йоркская Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле от 12 декабря 2001 года.

Как отмечают эксперты, большинство коллекторских агентств на Западе работают с кредиторами именно на основании договоров цессии. В связи с рисками, которые берёт на себя коллектор, приобретая долг, в США дисконт по цессии может составлять до 90% от номинала, в Европе - 93-95%.

Российское банковское сообщество также считает необходимым цивилизованно защищать свой бизнес от недобросовестных заёмщиков для уменьшения просроченной и проблемной задолженности. В этой связи кредитные организации всё шире привлекают коллекторские агентства, действующие в рамках гражданского законодательства Российской Федерации, для содействия в возврате своих денежных средств. В первом полугодии 2011 года, по данным Обзора финансового рынка Банка России, объём проданных «плохих долгов» физических лиц составил 24,2 млрд рублей (14,3 млрд рублей в аналогичный период 2010 года).

Несмотря на это, иногда высказывается мнение, что при уступке прав (требований) по кредитным договорам потребитель оказывается вне правового поля, а его права нарушаются уже самим фактом уступки. На наш взгляд, такая позиция является в корне ошибочной, противоречащей мировой практике и не основанной на нормах российского права по следующим основаниям.

Уступка прав (требований), в том числе по кредитным договорам, осуществляется на основании статьи 382 ГК РФ, согласно пункту 2 которой для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Действующее российское законодательство не содержит норм, запрещающих или ограничивающих возможность передачи кредитором права (требования) по кредитным договорам, должником по которым является физическое лицо (гражданин). В соответствии со статьей 383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью, не допускается. Однако указанное правило нельзя распространять на требования, возникающие из кредитных договоров, так как указанные требования не связаны с личностью кредитора. Кредитный договор - это разновидность договора займа, к которому при отсутствии специальных правил, регламентирующих отношения по кредитному договору, в соответствии с пунктом 2 статьи 819 ГК РФ, должны применяться общие нормы права о договоре займа, не содержащие запретов и ограничений возможности уступки прав (требований) по кредитным договорам. И в этом случае личность заимодавца/кредитора (независимо от того, передаются ли средства по договорам займа или кредита), как и в большинстве денежных обязательств, совершенно не имеет значения для заёмщика. Требования к субъектному составу кредитного правоотношения имеют значение исключительно в момент заключения кредитного договора для исполнения обязательства по выдаче кредита заёмщику банком.

Требования, основанные на кредитном договоре, являются по своей природе исключительно денежными (заёмщик обязан возвратить полученную сумму кредита и начисленные проценты за пользование кредитом). Следовательно, денежные требования не могут быть неразрывно связаны с личностью кредитора, а значит ограничений на уступку прав, вытекающих из кредитных договоров, в действующем законодательстве не содержится.

Ни один федеральный закон также не предусматривает необходимости получения согласия заёмщика на уступку прав (требований) по кредитному договору новому кредитору. Кроме того, возврат кредита и уплата по нему процентов, в отличие от предоставления кредита, не подпадают под понятие банковских операций, подлежащих обязательному лицензированию. Поэтому такое требование может быть уступлено в том числе и организации, не имеющей лицензии на осуществление банковских операций.

Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в п.2 информационного письма от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью.

При совершении банками уступки прав (требований) не нарушаются права заёмщика/должника, и у него не возникает новых обязанностей.

Статья 384 ГК РФ содержит положение, в соответствии с которым права (требования) переходят к новому кредитору в том же объёме и на тех же условиях, которые существовали к моменту перехода. Следовательно, в случае уступки прав (требований) для заёмщика условия кредитного договора остаются прежними, на него не возлагаются дополнительные обязанности, а его права не ущемляются. В соответствии со статьей 386 ГК РФ должник сохраняет по отношению к новому кредитору все свои возражения, которые он имел к прежнему кредитору. Таким образом, в случае предъявления к заёмщику претензий при неисполнении им своих обязательств по кредитному договору он имеет право предъявить новому кредитору мотивированные возражения на соответствующие требования. Следовательно, при уступке прав требования права заёмщика не нарушаются, он имеет право на защиту от необоснованных требований нового кредитора теми же способами, которые имелись в его распоряжении в отношении первоначального кредитора.

Таким образом, права заёмщика как потребителя никоим образом не нарушаются, поскольку по всем иным обязательствам «поставщик услуг» остаётся прежним, и претензии по этим услугам могут предъявляться первоначальному кредитору - банку. Последующий кредитор - коллекторское агентство - получает только право требовать от заёмщика погашения задолженности, а также получать денежные средства в счёт её погашения.

Также высказывается мнение, что у кредитных организаций при совершении сделки уступки прав требования по кредитным договорам возникает конфликт со статьей 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее - закон о банках), согласно которой банки обязаны гарантировать тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Однако при таком толковании указанная статья закона о банках, установившая режим банковской тайны по операциям клиента банка, могла бы рассматриваться как общее препятствие для уступки права (требования) по любому кредитному договору. Ведь банк-кредитор не может уступить принадлежащее ему право требования по кредитному договору, не индивидуализировав при заключении договора цессии передаваемое право. А для этого в договор цессии необходимо внести сведения о кредитном договоре, о размере задолженности потребителя и о самом заёмщике, т.е. сведения об операциях, составляющих банковскую тайну.

Чтобы исключить нарушение режима банковской тайны при уступках ссудной задолженности, в банковской практике выработан следующий подход. При заключении кредитного договора стороны заранее согласовывают условие о том, что заёмщик разрешает банку предоставить любому лицу, с которым банк пожелает в будущем заключить договор цессии, сведения, подпадающие под банковскую тайну, необходимые для составления и исполнения этого договора. В описанной ситуации режим банковской тайны заранее исключается по воле заёмщика для случая заключения договора об уступке права на получение ссудной задолженности. Поэтому состоявшаяся впоследствии уступка права требования по кредитному договору не может нарушить прав потребителя, поскольку сведения об операциях по кредитному договору выводятся из-под действия нормы о банковской тайне ещё при заключении кредитного договора.

Нормы Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее - закон о персональных данных) регламентируют порядок работы с персональными данными физических лиц, в том числе клиентов банка, в соответствии с которым предоставление персональных данных их субъекта третьим лицам также возможно при условии наличия согласия самого субъекта, данного им с соблюдением всех требований, установленных законом о персональных данных. Необходимо отметить, что этот закон не содержит исключений или оговорок касательно обработки персональных данных клиентов банка. При этом клиент банка свободен как в вопросе предоставления своего согласия на передачу его данных третьим лицам, так и его последующего отзыва.

Сказанное позволяет сделать однозначный вывод о законности передачи персональных данных клиентов банков третьим лицам при соблюдении вышеуказанных требований. Кроме того, в отсутствие специального законодательного акта, регулирующего деятельность коллекторских агентств, нормы действующего гражданского законодательства в полной мере позволяют кредитным организациям осуществлять уступку прав (требований) коллекторским агентствам».

Американская правда

Американский опыт работы с проблемными кредитами считается одним из самых успешных в мире. Невыплата по долгам относится к наиболее серьёзным преступлениям в США. Впрочем, на первых этапах работы с проблемными должниками методы заокеанских кредиторов немногим отличаются от методов кредиторов российских. В первый месяц, сразу после возникновения неплатежа, банк действует самостоятельно: звонит должнику и просит погасить долг. Если заёмщик быстро вносит необходимые деньги, кредитная линия возобновляется. На 30-й день задолженности кредит признаётся проблемным. На сумму долга банк начисляет повышенные проценты или штрафы. Если кредит будет погашен до конца третьего месяца просрочки, то он может быть возобновлён.

На 91-й день банк передаёт всю информацию о заёмщике одному из 6,5 тысячи коллекторских агентств. В этом случае, если даже заёмщик погасит свой долг, его кредитная репутация будет сильно подмочена: следующий кредит ему выдадут под очень большие проценты и потребуют обеспечения залогом. На 210-й день неоплаты банк заявляет о заёмщике в коллекторское агентство как о злостном неплательщике и подаёт на него в суд. После этого двери всех кредитных организаций перед человеком закрываются. В зависимости от штата ответственность по долгам может быть разная. На Юге заёмщику оставят часть имущества, необходимого для жизни, и может статься, жилплощадь. В северных штатах по долгам могут отобрать всё, вплоть до дома, а самого должника выселят в социальное жильё.

В США действует и весьма эффективный институт банкротства физического лица. Если человек понимает, что не справляется с долгами, он вправе объявить себя через суд банкротом. С аналогичным заявлением в суд могут обратиться и его кредиторы. В случае признания заёмщика банкротом всё его имущество распродаётся в пользу кредиторов. Сам человек при этом может оказаться в тюрьме на срок от нескольких месяцев до 20 лет (если будет доказано, что заёмщик сознательно набрал долгов больше своего дохода). Яркий пример: суд признал банкротом известного боксёра Майка Тайсона. После того как имущество пустят с молотка, а виновный отсидит, он начинает свою кредитную историю с чистого листа. Кстати, в США можно застраховаться от невыплаты по банковскому кредиту - стоимость полиса будет зависеть от кредитной истории.

Экспертная правда

Общий объём рынка задолженности в России, по приблизительным прогнозам экспертов, уже в 2012 году может составить порядка 1 трлн рублей. В настоящее время только лишь долги граждан за услуги ЖКХ составляют примерно 580 млрд рублей. При этом в работе у коллекторов находится около 150 млрд рублей долгов, причем из них примерно 130-140 млрд рублей приходится на проблемные банковские кредиты. В первом полугодии 2011 года объём проданных «плохих долгов» физических лиц составил 24,2 млрд рублей (14,3 млрд рублей - в аналогичном периоде 2010 года). Такие данные привёл Тосунян со ссылкой на цифры из обзора финансового рынка, проведённого Банком России.

Энергетики нарабатывают опыт

Одна из главных тенденций, сложившихся на рынке энергоснабжения нашего региона, - рост дебиторской задолженности потребителей за электроэнергию. В Мурманской области совокупный объём неисполненных обязательств по оплате электроэнергии на розничном рынке приближается к 3 млрд рублей, а в целом по стране оценивается в 130 млрд рублей.

Взыскание дебиторской задолженности - процесс трудоёмкий и затратный, а если должник относится к так называемым «неотключаемым» потребителям, т.е. введение ограничения потребления ресурса для него невозможно, то и взыскание долга становится маловероятным. Поэтому для кредитора работа с коллекторскими агентствами становится реальной альтернативой и действенным способом, оптимизируя собственные издержки, взыскать задолженность. При этом привлечение агентов к взысканию долгов законом не запрещено.

Энергосбытовые компании «КРЭС» и «Колэнергосбыт» работают с коллекторскими агентствами сравнительно недавно. Весной 2011 года «КРЭС» с целью повышения эффективности работы с дебиторской задолженностью и восстановления полноценных денежных потоков за потреблённый ресурс поручил взыскание части долгов юридических лиц компании «Morgan&Stout», а в сентябре «Колэнергосбытом» долговому агентству «Пристав» была поручена работа по взысканию части долгов населения. Неисполненные обязательства перед поставщиками электроэнергии, с которыми приходится работать коллекторским агентствам, в основном имеют давний срок образования, требуют достаточно высоких временных и материальных затрат, и энергетики рассчитывают посредством специализированных организаций вернуть максимальный объём просроченных платежей при относительно невысоких расходах. Работа агентств проходит в несколько этапов и ведётся строго в рамках законодательства. Вместе с тем и «КРЭС», и «Колэнергосбыт» четко оговаривают с коллекторами методы работы, не допуская возможности применения к потребителям противозаконных мер воздействия.

Первые результаты сотрудничества энергокомпаний с коллекторами уже дают эффект - энергетики отмечают, что по старым долгам начали поступать платежи. В конечном итоге компании ожидают снижения общего объёма задолженности потребителей и укрепления системы обеспечения надёжности поставок электроэнергии в целом.

А в это время

Сбербанк России планирует начать продавать коллекторам долги физических лиц, сообщили газете «Коммерсантъ» участники коллекторского рынка. Эту информацию подтвердила директор управления по работе с проблемными активами Сбербанка Светлана Сагайдак. Она отказалась раскрыть объём портфеля долгов, который банк выставит на продажу, а также иные детали.

Сбербанк ещё никогда не продавал долги физлиц, предпочитая работать с коллекторами по агентской схеме. «Примерно за полтора года до того, как объявить о передаче долгов на аутсорсинг, Сбербанк начал опробовать эту схему в регионах», - рассказал изданию один из участников коллекторского рынка. Банк обращался к разным игрокам, предлагая передать им небольшие портфели. «Сбербанк уже начал выставлять на продажу небольшие портфели в регионах, пытаясь их оценить», - сообщает руководитель коллекторского агентства, пожелавший сохранить анонимность.

До настоящего времени Сбербанк продавал коллекторам, среди прочего, проблемные кредиты предприятий малого бизнеса, пытаясь сократить операционные издержки.

В крупнейшем банке страны отказались назвать причины изменения метода работы с просроченными долгами физлиц - перехода от работы с коллекторами как с агентами к продаже кредитных портфелей.

Источник: Мурманское информационное агентство Nord News