8 800 234 33 64
Пожаловаться

Долговым агентствам много должников не нужно

09.02.2012
Подкрадывающаяся вторая волна мирового кризиса готова выплеснуть на российский долговой рынок свежую армию жертв кредитного бума, теперь не знающих, как взятый кредит возвращать. Казалось бы, коллекторам стоит потирать руки в предвкушении новых барышей. Но нет – их такая перспектива не прельщает.

Долговые агентства до сих пор продолжают работать с долгами по кредитам, взятым россиянами до кризиса 2008 года. Но свои надежды на расширение бизнеса коллекторы связывают не с возможной новой волной кризиса и ростом числа должников, а совершенствованием законодательной базы.

Долгая память хуже, чем…
Согласно данным ЦБ РФ, на 1 декабря 2011 года просроченная задолженность по ипотечным кредитам составила 29 786 млн руб. при общей сумме просроченной задолженности в 295 819 млн руб. Соответственно, доля ипотечных кредитов равна 21%. При этом до сих пор сохранившиеся долги по кредитам, рожденные первой волной кризиса, никто заемщикам прощать не собирается. «По многим таким долгам начаты долгосрочные процедуры взыскания, в первую очередь за счет реструктуризации и взыскания на стадии исполнительного производства», – поясняет гендиректор Столичного коллекторского агентства (СКА) Артем Плохов. Кроме этого, часть должников, которые объективно попали в затруднительную ситуацию, например, связанную с увольнением, сумели изменить свое финансовое положение за это время, поэтому разговор с ними продолжается. «Еще пока рано говорить об окончании работы по долгам 2008-2010 годов, – отмечает и директор по развитию агентства «Центр ЮСБ» Максим Богомолов. – Мы продолжаем трудиться и видим перспективу».

Но возможен следующий виток роста задолженностей, и он обещает «оживить» ставшую достаточно размеренной жизнь рынка цессии.

Уточним, сравнительно новое для россиян слово «цессия» означает переуступку прав. В обсуждаемом контексте – переуступку прав на получение денег по кредиту, выданному частному лицу. Кстати, данное слово привело в русский язык несколько «родственников». Цедент – тот, кто передает права, например, кредитор. Цессионарий – сторона, которая получает права в результате их переуступки. Документ, подтверждающий передаваемые права, называется титулом.

И не пожелать и врагу…
Согласно проведенному Strategy Partners Group опросу владельцев и руководителей крупнейших компаний России, 74% респондентов ожидают ухудшения экономической ситуации. И есть определенная вероятность, что негативные тенденции могут захлестнуть мировую экономику грядущей весной.

Например, по словам аналитика «Инвесткафе» Антона Сафонова, в целом негативный сценарий подразумевает усиление долговых проблем в Европе, так как неконтролируемый дефолт Греции сильно ударит по финансовой системе стран ЕС, а также по банкам в США. Также возможно ухудшение экономической ситуации в США, замедление темпов роста экономики, ускорение инфляции и проблемы на рынке труда. «Даже при высоких ценах на нефть экономика России не покажет хороших темпов роста, поскольку этот фактор влияет на развитие экономики все меньше», – уточняет Антон Сафонов.

И в самом мрачном варианте развития событий работу могут потерять до 15% ныне трудоустроенных россиян.

При этом последнее время, как бы устав бояться, россияне снова стали активно брать кредиты. По итогам 2011 года объем выдачи новых кредитов физлицам вырос на 35%. И уже сейчас растет доля кредитов (не только ипотечных) с просроченными выплатами. Так, по данным ЦБ, долги физлиц банкам составляют 27,9 трлн руб., и более 1 трлн руб. относятся к «плохим долгам», то есть с просрочкой более 30 дней.

Коллекторы работают по преимущественной доле этих долгов. «В 2011 году рынок цессии значительно вырос и составил 78,7 млрд руб. против 60,2 млрд руб. в 2010 году», – говорится в аналитических материалах коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн».

В случае же нарастания в мировой экономике негативных тенденций, рынок цессии вырастет еще в полтора-три раза. Но в том-то и заключается парадокс ситуации, что далеко не все крупные игроки-коллекторы будут этому рады.

И мы несем свою вахту…
Опасения коллекторов имеют несколько поводов. Первый – если в 2008-м и 2009-м банки «со страху» спешили избавляться от просроченных задолженностей на привлекательных для коллекторов условиях, то сейчас все иначе. Ряд банков организует собственные коллекторские «дочки», ряд пытается «пристроить» товар второго сорта.

Как отмечают в «Секвойя», если в 2010-м банки выставляли на продажу долги с просрочкой в 30 месяцев, то в 2011-м этот показатель вырос до более 40 месяцев. Снизился и средний размер продаваемого долга: с 88,6 до 64 тыс. руб. «Как правило, не менее 80% задолженности до продажи уже размещались для взыскания в коллекторских агентствах, а значительная часть такой задолженности прошла через два-три круга взыскания коллекторами, – возмущаются специалисты. – В ряде случаев к покупке предлагались долги физических лиц, по которым были получены акты о невозможности взыскания (около 1% от выставленных на продажу в 2011 году долгов)». В общем, сплошные убытки и рост трудозатрат.

Ряд игроков даже заявили, что уходят с этого рынка, переориентируясь на работу с корпоративными долгами.

В то же время нынешняя ситуация в банковском секторе характеризуется нехваткой ликвидности. Но пока это не приводит к активизации работы по взысканию просроченных долгов. Точнее, к улучшению привлекательности предложения для коллекторов, поэтому и сами коллекторы отзываются о перспективе работы с новыми долгами физлиц с прохладцей.

Как говорится, банки совсем страх потеряли, и не факт, что на гребне второй волны кризиса опомнятся. Таким образом, пока банки «не образумятся», у коллекторов не появится лишних стимулов для работы с долгами физлиц.

Кстати, ипотечные долги банки настроены уступать цессионариям в последнюю очередь. «По уровню просрочки ипотека стоит на последнем месте после кредитных карт, потребительских кредитов и автокредитования, – рассказывает Сергей Шпетер, старший вице-президент Долгового агентства «Пристав». – С квартирой заемщик готов расстаться лишь в самом крайнем случае. Сначала он перестает оплачивать мобильную связь, затем – погашать долги по кредитной карте, далее – по потребительскому кредиту, по автокредиту. И только потом, в самом критическом случае, прекращает платежи по ипотечному кредиту».

«Банки стараются справиться с таким видом проблемной задолженности самостоятельно», – резюмирует Артем Плохов.

И сплоченность рядов есть свидетельство…
Вторая причина осторожности коллекторов кроется во внешней привлекательности данного бизнеса. То есть людям со стороны кажется, что коллекторы слишком много зарабатывают. Соответственно, следующий кризис, также как и в 2008-2009 годах, «подтянет» в эту сферу много новичков.

«Если говорить о небольших компаниях, которые на волне роста предложения со стороны кредиторов, захотят попробовать себя на рынке взыскания долгов, то вполне возможно, что желающие такие найдутся, – отмечает Артем Плохов. – Вопрос только – насколько эти попытки будут долгосрочными и удачными».

Да, соглашается Максим Богомолов, в 2009 году на рынок вышло много коллекторских агентств. В силу того, что существующие операторы не могли обработать весь объем. Но за последнее время ведущие операторы усовершенствовали свои бизнес-процессы. С другой стороны, кредитные организации давно провели тендеры и выделили для себя основных поставщиков услуг. И при увеличении объемов все равно будут ориентироваться на «старых знакомых». Соответственно, при углублении мирового кризиса действующие операторы смогут обработать основную часть долгов.

«Возврат долгов – это очень серьезный и затратный бизнес, требующий десятки миллионов долларов капитальных инвестиций, – расширяет ответ маркетолог-аналитик Morgan&Stout Иван Комиссаров. – Это колл-центр на сотни операторов, современная телефония, обеспечивающая от 300 тыс. звонков в час, IT-платформа, обрабатывающая в онлайн-режиме миллионы долговых досье, и, наконец, государственная сертификация, позволяющая обрабатывать персональные данные».

Таким образом, крупные коллекторские компании не столько опасаются всплеска конкуренции, сколько «потери лица» из-за непрофессионалов, невольно или вполне осознанно портящих реноме самого коллекторского бизнеса. Ведь все старания лидеров в последнее время как раз и связаны с получением профильного закона и приобретением статуса добропорядочного бизнеса.

«Именно прозрачность, а также совершенствование законодательной базы коллекторской деятельности могут послужить толчком к расширению рынка», – резюмирует Артем Плохов.

И у каждого здесь есть излюбленный метод…
Наконец, третий круг опасений обусловлен самой спецификой работы с должниками. «Кризис – это своего рода проверка на прочность для коллекторских агентств. Иллюзия - то, что коллекторы хорошо живут в кризисные годы, – рассуждает Сергей Шпетер. – Несмотря на рост объема передаваемых долгов, качество их существенно ухудшается, маржа сокращается до минимума. Взыскивать долг с неплатежеспособного должника, потерявшего работу, крайне тяжело».

«Коллекторам массовые кризисные явления, характеризующиеся ростом проблемных долгов, не настолько выгодны, как кажется, – соглашается Иван Комиссаров. – Коллекторское агентство – часть экономики, и оно заинтересовано действовать в рабочем режиме с проблемными долгами, у которых высокая перспектива возврата. В кризис же, наряду с увеличением общих объемов, резко ухудшается качество просрочки».

Таким образом, минусы и неопределенность кризиса не радуют коллекторов точно так же, как и представителей других сфер «бизнеса для бизнеса». То есть, по сути, этот вид бизнеса легализовался и врос в отечественную экономику еще до окончательной юридической легитимизации. Другое дело, что к этому никак не хотят привыкнуть сами россияне.
Источник: Бюллетень недвижимости