8 800 234 33 64
Пожаловаться

Коллектор в законе

05.03.2012
В начале марта правительство внесет в Госдуму законопроект "О коллекторской деятельности в РФ". Это уже не первая попытка поставить в правовые рамки деятельность современных "выбивателей" долгов. Пока же коллекторы выясняют отношения с должниками в юридическом вакууме. И еще неизвестно, кто в этом противостоянии чаще оказывается пострадавшей стороной.

The New Times изучил опыт тех, кому удалось победить систему выбивания долгов

Александра Ждановская, обеспеченная москвичка средних лет, взяла кредит в РусьБанке в 2007 году - 200 тыс. рублей на три года. Банк она выбрала по принципу близости к месту работы. Но в кризис работу пришлось сменить, и в банк стало ездить далеко. "Вносила через ближайший платежный терминал, - рассказывает Александра. - В банке заверили, что по системе терминалов "Киви" платежи у них зачисляются день в день".

День просрочки

Однако, когда в 2010 году подошло время окончательного погашения, выяснилось, что платежи через терминал день в день не приходили. Накопились просрочки: каждая в один день, но они собирались годами. Банк насчитал пени в 100 тыс. рублей - половину кредита! "Платить я отказалась, - продолжает свой рассказ Ждановская, - тогда банк продал мой якобы "долг" коллекторскому агентству "Русдолгъ". Коллекторы два года звонили, угрожали - я не обращала внимания. Но когда мордовороты встретили с угрозами на улице мою маму, у которой больное сердце, я не выдержала".

Александра отправилась на прием в территориальное управление Роспотребнадзора, где приняли жалобу и посоветовали копию направить в полицию. Возможно, свою роль сыграло то, что Роспотребнадзор ведет с коллекторами долгую и небезуспешную войну. Вот его официальное мнение, изложенное по запросу The New Times: "Все ссылки на якобы имеющуюся законную договорную основу коллекторской деятельности, как правило, представляют собой голословные и ничем не подтвержденные "уведомления", направляемые в адрес должника. Истинная суть техдоговоров, на основе которых коллекторы безапелляционно выдвигают требования к должникам, не соответствует действующему законодательству".

В истории Ждановской жалоба подействовала: коллекторы сразу стали отменно вежливы. Прекратились ночные звонки и угрозы. "Выбиватели" долгов перешли к уговорам: "Ну, может быть, хотя бы частично погасите". Но Александра стояла на своем. Через три месяца коллекторы сдались: Александре сообщили, что претензий к ней больше не имеют. Правда, письменно это не подтвердили. "Подобные ситуации возникают из-за нелегитимных действий небольших агентств, которые не дорожат своей репутацией", - прокомментировал действия своих коллег генеральный директор ЗАО "Агентство по сбору платежей" Евгений Горбунов.

Три раза в сутки

Законопроект "О коллекторской деятельности" (1) как раз и направлен на защиту заемщика от некорректных действий со стороны коллекторов, пояснил замдиректора департамента Минэкономразвития Дмитрий Скрипичников. Угрозы в любой форме, звонки в ночное время, "неформальные" беседы с родственниками должника - все это в случае принятия закона попадает в разряд нарушений.

"Агентство не вправе беспокоить должника с 22.00 до 6.00, звонить более трех раз в день и двух раз в час. Запрещается размещать на конвертах с уведомлениями информацию о задолженности, а также сообщения и изображения, которые могут быть восприняты как угроза", - сообщил Скрипичников. Коллекторское агентство будет обязано предоставлять должникам полную информацию о наименовании кредитора, о размере и структуре задолженности, о сроках и порядке ее погашения. Если коллектор позволит себе ввести должника в заблуждение, это также будет трактоваться как нарушение закона, поясняет Сергей Шпетер, вице-президент долгового агентства "Пристав".

Впрочем, законопроект не только накладывает обязательства на взыскателей долгов, но и дает им права. В частности - право запрашивать документы по должнику в госучреждениях, причем те должны предоставить требуемую информацию в течение 10 дней. При этом законопроект существенно повышает требования к коллекторским агентствам: на рынке будет разрешено работать только участникам саморегулируемых организаций (СРО) коллекторов.
Это нужно для того, чтобы солидные коллекторские агентства сами выявляли "паршивых овец в своем стаде", наказывали рублем или вовсе изгоняли их из коллекторских рядов, пояснил президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Александр Морозов. "Мы уже открыли у себя на сайте возможность пожаловаться на действия недобросовестных коллекторов, - сообщил Морозов. - А в нынешней редакции закона для них предусмотрена финансовая ответственность".

Медиатор в помощь

Валерий Николаевич Соболев, волжский богатырь из Саратова, возит грузы на собственной машине. В 2007-м решил пересесть со старого КамАЗа на автомобиль поновее. "Долго по банкам ходил, но в конце концов наш филиал московского Юниаструмбанка согласился меня кредитовать. Взял 1 млн 100 тыс. рублей на 5 лет. Платил исправно, но с лета 2008-го - кризис, заказов нет, а ежемесячный платеж - под 60 тыс. рублей. А у них пени - 1,5 % за каждый день просрочки. Причем берут, гады, не с остатка, а с суммы договора, то есть с уже выплаченных денег! Вот в конце 2009-го они мне и предъявили: 120 тыс. рублей вноси или машину отдавай". На горизонте появились коллекторы с угрозами. Соболев признается, что пару раз на встречу с ними со стволом ходил: "думал, начнут вымогать - порешу".

Столь радикальных мер применять, однако, не пришлось. Он услышал, что есть специально обученные люди - медиаторы, посредники в разрешении финансовых конфликтов. Этих людей в банковской среде еще называют "антиколлекторами". Правда, профессиональных медиаторов в России нет, закон об их деятельности вступил в силу с 2010 года, а обучение при Минюсте длится 5 лет. Зато бурно развивается институт общественных медиаторов, которых готовят на ускоренных курсах при мировых судах. Услугами такого специалиста ("мой другая Никита, бывший водила, сертификат получил") Валерий Николаевич и воспользовался.

Когда Соболев пришел на переговоры с коллекторами в компании с медиатором, те сразу перевели стрелки на банк: дескать, претензии не у нас, а у них. Дальше переговоры продолжились в банке: с одной стороны, Соболев с медиатором, с другой - банкир с коллектором. "Друган Никита" на курсах, видимо, хорошо учился. Первый вопрос банку: "Почему пени не с остатка, а со всей суммы долга?" Потом предложение: "А давайте пойдем в суд; он присудит пени не по вашим 1,5 % в день, а по ставке Банка России - 8 % годовых". Переговоры длились двое суток. В результате появилось "мировое соглашение по урегулированию досудебной претензии", согласно которому должник обязался восстановить график платежей, а банк - списать пени полностью!..

В начале 2000-х появление коллекторских агентств в финансовых кругах бурно приветствовали: появилась цивилизованная замена утюгам, битам и паяльникам - главным аргументам против нерадивых заемщиков. Однако с тех пор деятельность коллекторов так и не обрела законного статуса. В думских коридорах считают, что все эти годы законопроект "топило" банковско-коллекторское лобби: ведь закон призван установить четкие границы их притязаний к должникам.

Что же касается клиентов банков, то среди них, конечно, попадаются такие, которые берут кредиты с жульническими целями, не собираясь их отдавать. "Но таких абсолютное меньшинство, да и те, как правило, отсекаются от возможности получить деньги еще на стадии заявки, - говорит финансовый омбудсмен Павел Медведев. - Остальные же должники - вполне добропорядочные заемщики, которые просто столкнулись с непредвиденной жизненной ситуацией". И если по их душу пришел коллектор, не стоит поддаваться давлению и безропотно расставаться со своими кровными. Пока нет закона, но есть Роспотребнадзор, адвокаты, суд. Медиаторы, наконец...
Источник: The New Times (Новое Время)