8 800 234 33 64
Пожаловаться

Дискуссия: Банкротство физлиц — новая головная боль для банков?

03.04.2012
Участники казанского рынка финансовых услуг обсуждают новый закон о банкротстве физлиц и том, как он может отразиться на взаимоотношениях банков и коллекторов с частными заемщиками.

Депутаты Госдумы могут одобрить законопроект о банкротстве физических лиц уже в ходе весенней сессии. Об этом на прошлой неделе публично заявил председатель комитета Госдумы по вопросам собственности Сергей Гаврилов.

Напомним, что законодательно урегулировать процедуру банкротства физлиц в России не могут уже семь лет. Летом прошлого года также звучало обещание принять подобный законопроект. Последняя версия, подготовленная Минэкономразвития, комитету Госдумы, по всей видимости, нравится.

Законопроект дает право гражданину подать заявление о признании себя банкротом, если в течение полугода он не смог выплатить долг, превышающий 50 тыс. руб. При этом неудачливый заемщик предоставляет план реструктуризации своих долгов на пять лет, который должен быть одобрен кредитором и утвержден судом. Если согласия нет, все имущество должника стоимостью выше 10 тыс. руб. продается. Нетронутыми остаются жилье, если оно единственное, и деньги в размере прожиточного минимума. Если стороны достигнут согласия, имущество должника, в том числе приобретенное с помощью кредита, остается неприкосновенным. С началом процедуры начисления процентов и неустоек принятие иных финансовых санкций прекращается. При этом процедура банкротства не будет распространяться на судимых за экономические преступления и тех, кто привлекался к административной ответственности за хищение или уничтожение имущества, фиктивное или преднамеренное банкротство.

Участники казанского рынка финансовых услуг рассказали деловому еженедельнику «где Деньги», что они думают по поводу нового законопроекта и как он может отразиться на взаимоотношениях банков и коллекторов с частными заемщиками.

1. Заинтересованы ли банки и коллекторы в принятии закона о банкротстве физлиц?
2. Что, по вашему мнению, должно быть прописано в этом законе, чтобы он был эффективным?

Алексей Удяков
директор казанского филиала «Национальная служба взыскания»

1. На первый взгляд может показаться, что закон призван защитить интересы заемщика, но это не так. Инициатор банкротства (заемщик или кредитор) должен оплачивать стоимость услуг арбитражного управляющего во время конкурсного производства — 10000 руб. в месяц на срок до 6 месяцев. При оговоренной в законе минимальной сумме долга расходы на процедуру банкротства сравнимы с суммой задолженности, поэтому не выгодны ни заемщикам, ни кредиторам. Сумма долга в 50000 руб., при которой должнику хотят разрешить объявлять себя банкротом, слишком мала и может самым неблагоприятным образом сказаться как на финансовых показателях банков, так и на загруженности судов, поэтому, на взгляд коллекторского сообщества, она должна быть увеличена как минимум до 300-500 тыс. руб.

Нельзя поддержать и того, что законопроект распространяется на индивидуальных предпринимателей. Индивидуальные предприниматели являются субъектами экономической деятельности, и для них должны действовать правила, аналогичные тем, что действуют для юридических лиц. Упрощенная же процедура, освобождающая от погашения долгов, несет в себе риск нестабильности экономической системы.

Поэтому сейчас крайне важно, чтобы к принятию и дальнейшему обсуждению законопроекта были привлечены все члены профессионального сообщества, в интересах которых и будет действовать данный закон. Это прежде всего кредиторы и их агенты, которые благодаря своей профессиональной деятельности вносят существенный вклад в оздоровление финансовой системы страны.

2. Должен быть создан четкий механизм рассмотрения и сбора документов на банкротство. Утверждены категории лиц, которые могут объявлять себя банкротами: основания, критерии, признаки, определяющие банкротство. Также необходимо увеличить сумму долга, при которой будет разрешено объявлять себя банкротом.

Гульнара Губайдуллина
директор казанского отделения «Локо-Банк»

1. Законопроект о банкротстве физических лиц — хороший инструмент помощи лицам, имеющим постоянный доход, но неспособным вовремя расплатиться по кредитам и рассчитывающим на лояльный режим погашения долгов в течение пяти лет. Человек, попавший в финансовый переплет, сможет иметь льготный период для выхода из сложной финансовой ситуации, не потеряв при этом собственное нажитое имущество. Однако мы живем в России, стране, где каждый двадцатый гражданин кредитный мошенник, который обязательно воспользуется льготами данного законопроекта. С этой точки зрения для банков серьезный минус в том, что банк потеряет массу времени для возвращения долгов от граждан, неся большие убытки резервного характера. Как банковский работник я против введения данного законопроекта.

2. На мой взгляд, следует ужесточить меру ответственности для вышеназванных кредитных мошенников. Также эффективным законопроект станет только тогда, когда наряду с данным законом будут ужесточены другие законы уголовного и гражданского характера, которые будут действовать и работать де-факто в России.

Неля Акчурина
управляющий филиалом «Уралсиб» в г. Казани

1. Полагаю, что ждать добросовестности граждан в случае, если будет принят этот закон, придется очень долго. Как показывает практика применения аналогичного закона, касающегося юридических лиц, именно с использованием механизма банкротства происходит перераспределение финансовых потоков, движения имущества, реализация различных схем ухода от ответственности. Считаю, что риск повторения подобного в отношении граждан-должников очень велик.

2. Для того чтобы определить основные направления законодательства в области банкротства гражданина, хотелось бы конкретизировать цели — во имя чего разрабатывается и принимается закон. Пока для себя не вижу четкого понимания задач, стоящих перед обществом. Практика показывает, если гражданин изначально преследует цель избежать уплаты по долгам, он при использовании действующего механизма делает это вполне успешно. Если же стоит задача повысить ответственность граждан по своим обязательствам — необходимо модифицировать имеющийся механизм.

Иван Лебедев
вице-президент ВТБ24, начальник управления потребительского кредитования

1. Любой банк заинтересован в возращении ресурсов, переданных своему заемщику, а не в отъеме у последнего квартиры, машины и всех остальных сбережений. На данный момент, если у заемщика действительно возникают серьезные проблемы по своим кредитным обязательствам, финансовые учреждения стремятся использовать довольно много механизмов улаживания этих проблем, из которых суд и последующее признание должника банкротом – лишь крайняя мера. Например, есть программы по реструктуризации кредитов или ипотечная программа «Витрина залогового имущества», которая позволяет заемщику реализовать объект недвижимости, который он «не потянул» по рыночной стоимости. Пока поправки к закону о банкротстве физических лиц еще не вступили в силу, комментировать, помогут они упорядочить взаимоотношения банков и проблемных заемщиков или нет, преждевременно. Однако можно отметить, что в определенной степени необходимость усовершенствования этой процедуры уже назрела.

Роман Василов
главный юрисконсульт казанского офиса «Промсвязьбанка»

1. В наличии четких и понятных правил на рынке банковских услуг заинтересованы все: и банки, и физлица-заемщики. Это касается и вопросов погашения просроченной задолженности, если она, к сожалению, возникает. Однако имеющаяся редакция закона не решает, по нашему мнению, существующих проблем. Более того, предлагаемые механизмы могут создать новые проблемы: массовые фиктивные банкротства заемщиков, повышение финансовой нагрузки на заемщика, так как ему придется оплачивать также и работу арбитражного управляющего в рамках процедур банкротства. Также существенно возрастет нагрузка на арбитражные суды, что может привести к увеличению сроков рассмотрения дел. Есть и другие замечания к проекту. Все это создает дополнительные риски как для банков, так и для частных лиц. И в итоге в свою очередь может привести к росту процентных ставок по кредитам для компенсации этих рисков.

2. Проект закона оставляет открытыми много вопросов. В частности не вполне ясно, как в его рамках будут реструктуризироваться ипотечные кредиты, выдаваемые на 15-20 лет, если срок реструктуризации по закону — только 5 лет. Поэтому, по нашему мнению, прежде всего необходимо на данном этапе совершенствовать уже действующие механизмы работы с просроченной задолженностью. Требуется планомерная и целенаправленная работа по усовершенствованию работы службы судебных приставов по исполнению судебных решений. Не стоит забывать также о том, что и сейчас банками и заемщиками по взаимному согласованию применяются такие механизмы, как реструктуризация задолженности. Это показывает, что действующее законодательство в целом уже имеет вполне рабочие механизмы решения вопроса с просроченной задолженностью при наличии взаимного стремления (и заемщика, и банка) решить такой вопрос на взаимовыгодных условиях. Надо только эти механизмы совершенствовать и развивать.

Альберта Звездочкина
начальник управления банковских продуктов РОСГОССТРАХ Банка

1. Законодательные нормы о банкротстве физлиц действуют во всех развитых странах. И любые законодательные изменения, которые устанавливают прозрачные правила взаимоотношений между субъектами рынка и учитывают интересы этих субъектов, делают рынок в целом более цивилизованным.

Дело в том, что сейчас, возвращая маленький долг, банк должен совершать операции, которые часто себе дороже. По современному законодательству непонятно, когда надо поставить точку, а банк обязан возвращать свои деньги до последнего. Если он этого не делает, то попадает под давление надзорного органа. Поэтому проработанная и адекватная процедура банкротства будет нами только приветствоваться.
При этом стоит отметить, что не все игроки рынка будут довольны принятием этого закона. Так, сегмент короткого потребительского кредитования может быть сильно сужен. Могут пострадать и коллекторы, которые чаще всего работают по долгам с данным сектором.

2. На наш взгляд, в подзаконных актах должны быть прописаны параметры имущества, которые подлежат изъятию в пользу кредиторов, механизмы такого изъятия. Стоит также более детально проработать варианты исполнения обязательств. В том числе если они не могут быть исполнены за счет имущества должника, стоит вычитать их в определенном процентном соотношении из доходов заемщика, как это делают, например, в Чехии.
Также нужно более конкретно продумать механизм фильтрации «ложных банкротов», чтобы к данной схеме не прибегали недобросовестные плательщики.

Елена Докучаева
гендиректор «Секвойя Кредит Консолидейшн»

1. Закон о банкротстве физических лиц необходим для развития цивилизованного финансового рынка так же, как и законы о потребительском кредитовании и о деятельности по взысканию просроченной задолженности физических лиц. Мы заинтересованы в том, чтобы работать на прозрачном рынке, по установленным законодательством правилам игры. Однако важно, чтобы эти нормы были взвешенными и справедливыми по отношению как к гражданам, так и к представителям кредиторского сообщества. К сожалению, уровень финансовой грамотности россиян все еще очень невысок, а желание уйти от необходимости расплачиваться по своим долгам слишком велико.

2. Мы считаем, что необходимо серьезно ужесточить ответственность за объявление себя банкротом. Кроме того, нужно сделать более прозрачным и экономически обоснованным механизм самого банкротства: сейчас он создает очень большую нагрузку на арбитражных судей и слишком дорог как для бюджета, так и для кредиторов и проблемных заемщиков, которые вынуждены оплачивать услуги конкурсных управляющих, привыкших работать с крупной задолженностью юридических лиц. В этой связи нам кажется логичным привлекать коллекторские агентства к сопровождению данных процедур: у коллекторов есть опыт и навыки работы с относительно небольшими суммами задолженности физических лиц.

Источник: Еженедельник «где Деньги»