8 800 234 33 64
Пожаловаться

Hard для коллекторов

22.10.2012
Российских "взыскателей" бьют по всем фронтам. Раньше у проштрафившегося клиента шансов уклониться от уплаты долгов и неустоек почти не имелось. Теперь же объединенные усилия защитников прав потребителей, адвокатов и судей все чаще оставляют коллекторов без ожидаемой прибыли.

Екатерина Кац Проблемные долги - неизбежный побочный продукт банковского кредитования. Но если в цивилизованном мире коллекторы действуют в жестких правовых рамках, то их российские коллеги до последнего времени прекрасно себя чувствовали, занимаясь ловлей рыбки в мутной воде. Достаточно сказать, что в РФ нет закона, регламентирующего их деятельность.

Поэтому новость о том, что Кемеровский областной суд отказал Первому коллекторскому бюро (ПКБ) в удовлетворении иска, в июле вызвала резонанс на всю страну. Речь шла о договоре между уже не существующим УРСА-банком ( с 2009 г. влившимся в состав МДМ Банка) и жительницей города Белово, которая в 2008 г. взяла кредит в размере 300 000 руб. под 34% годовых, но возвращать его оказалась не в состоянии. Банк переуступил кредит ПКБ по договору цессии. Но когда коллекторы попытались взыскать деньги через суд, заемщица подала встречный иск и выиграла его на том основании, что она не давала банку права на продажу ее долга.

Портфели на выброс Возможно, с подачи самих коллекторов СМИ тут же связали происходящее с принятым незадолго до того Пленумом Верховного суда постановлением "О практике рассмотрения судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Документ запретил банкирам передавать небанковским организациям любые данные о заемщиках без их согласия. Суд теперь имеет право отклонять коллекторские иски по купленным у банков просроченным кредитам, исходя лишь из отсутствия письменного согласия клиента на передачу прав.

Объем цессионных портфелей, сейчас находящихся на руках у коллекторов, по оценкам Ирины Поддубной, замгендиректора агентства "Секвойя Кредит Консолидейшн", доходит до 85- 86 млрд руб., некоторые ее коллеги по рынку называют цифру в 100 млрд руб. Вернуть эти деньги или возместить убытки, например через страховые схемы, если клиент уйдет в "несознанку", а суд откажет в принятии иска, невозможно. "Наблюдается явное превышение полномочий Верховным судом. Уступка права требования не противоречит законодательству, заемщик не лишается возможности защиты своих прав", - возмущается Сергей Шпетер, старший вице-президент ООО "Национальная служба взыскания". По его мнению, постановление Пленума ВС - попытка изменить законодательство. Пока судебная практика только складывается. До сих пор суды общей юрисдикции не выносили решений об отказе держателям прав на истребование денежных средств с заемщиков. По сути, это карт-бланш, выданный заемщикам на злоупотребление правом, сформулированным в законе "О персональных данных".

Прописка по месту лояльности На деле юридическая практика уже сложилась, в последний год суды все чаще либо отвергают иски коллекторов, либо встают на сторону неплательщиков. "Судебные решения не в пользу коллекторских агентств выносились и ранее. В сентябре 2011 г. районный суд Новокузнецка отказал в удовлетворении иска Первого коллекторского бюро", - подтверждает гендиректор ПКБ Павел Михмель, но тут же оговаривается, что "речь идет о единичных случаях".

Судя по обсуждениям на форумах, теперь коллекторы все чаще уходят "без добычи" из судов Красноярского края, Томска, Магадана, а в последнее время у них появились проблемы и кое-где в Подмосковье. В вотчине кемеровского губернатора Амана Тулеева к должникам, похоже, благоволят особо, и предприимчивые адвокаты из регионов, где служители Фемиды все еще лояльны к коллекторам (например, в Новосибирской области), этим пользуются: они советуют клиентам временно прописаться в Новокузнецке или Кемерово и подать там иск в суд.

Сами коллекторы в частных беседах жалуются, что некоторые суды сейчас, в принципе, отказываются принимать от них иски к розничным заемщикам-неплательщикам под предлогом отсутствия банковской лицензии.

"Это грозит массовым отказом заемщиков от исполнения кредитных обязательств. Платежная дисциплина будет падать по мере распространения информации о судебной практике", - сокрушается Сергей Шпетер. "Если в ближайшее время ВС не даст разъяснений, на рынке возврата розничных долгов может возникнуть коллапс", - сгущает краски гендиректор коллекторского агентства "Лайф" Сергей Калачев.

Верните беззаконие! Отсутствие в России закона о коллекторах - заслуга лоббистов из среды самих коллекторов и банкиров. И наверняка одна из причин заключается в том, что у многих крупных банков давно есть собственные долговые агентства, усложнять работу которых владельцам не с руки.

Совершенно вольготно коллекторы чувствовали себя до вступления в силу в июле 2011 г. закона "О персональных данных", поскольку работали, руководствуясь исключительно Гражданским кодексом. "Персональный" закон как раз и вводит ограничения на передачу данных третьим лицам, и на него теперь ссылаются судьи. Отказы во взысканиях начались именно после этого.

Но жалобы коллекторов выглядят не вполне искренними. Закон приняли еще в 2006 г., но его действие почти на пятилетку заморозили, а значит, времени задуматься о последствиях массовой скупки долгов было более чем достаточно. Интересный факт: в 2010 г. руководство Сбербанка попыталось прописать во внутренних документах запрет на работу с коллекторами, не имеющими лицензии Федеральной службы по техническому и экспортному контролю на защиту конфиденциальной информации. Но столкнулся с тем, что в России выдана всего одна такая лицензия, а значит, тендер провести не удастся. В итоге из окончательного варианта документа запретительный параграф исчез.

Без мандата на профессию Неудивительно, что Роспотребнадзор в последние годы все жестче ставит вопрос о законности деятельности тех, кто называет себя "профессиональными взыскателями". Ведь, по существу, при отсутствии нормативной базы они сами себя объявили профессионалами, придумали удобные для себя правила работы, у них нет профессиональноой саморегулируемой организации (СРО), то есть их деятельность нигде не застрахована, они не получают никаких лицензий.

Неоднозначна и роль банков в практике формирования долгов. В Роспотребнадзоре говорят, что основной поток жалоб поступает именно на отказ банкиров реструктуризировать проблемные кредиты и на их передачу коллекторам без учета жизненных обстоятельств должника.

Клиенты же зачастую не имеют финансовых возможностей, чтобы сражаться с взыскателями. Недавняя история с самоубийством матери пятерых детей, взявшей в банке кредит в 10 000 руб., чтобы собрать их в школу, и оказавшейся без средств, - трагическое тому подтверждение. Начальник управления защиты прав потребителей Роспотребнадзора Олег Прусаков убежден, что банки должны идти навстречу клиентам, попавшим в сложную ситуацию.

Не секрет, что некоторые методы психологического давления, применяемые профессиональными взыскателями, пагубно действуют на людей. Причем российским заемщикам бесконечные "наезды", которые в других странах и представить невозможно, в том числе hard collection, преподносятся как нечто само собой разумеющееся и абсолютно нормальное.

В отечественной практике известны случаи, когда должника поджидают у подъезда "чисто, чтобы поговорить". Иногда дело доходит и до прямых угроз заемщику и его близким. Бывает, что в ход идут грязные приемы, такие как расклейка объявлений, порочащих должника. В последние годы коллекторы все активнее преследуют жертв на интернет-ресурсах, где также не всегда ведут себя корректно. Но даже "безобидная" общераспространенная тактика отечественных коллекторов - названивать должнику по десять раз в день по всем известным телефонам, невзирая на выходные и праздники, а в экстремальных случаях еще и ночами высылать SMS-сообщения, чтобы заставить его нервничать и склонить к сотрудничеству, - все это для Запада дикость.

Лучший друг правительства На родине коллекшена, в США, такое в принципе невозможно, поскольку закон "О добросовестной практике взыскания долгов" запрещает "досаждающие действия" в отношении должника, включая многократные звонки. Чересчур назойливым коллекторам там грозит административная ответственность. Фактически в полномочия американского коллектора входит: сделать предупреждение о том, что задолженность будет взыскана, и решать возникшие вопросы через суд либо руководствуясь уже имеющимися судебными предписаниями. При этом структура исполнительного производства весьма сложно устроена и сбалансирована: им занимаются шерифы, представители Службы федеральных маршалов (непосредственно подчиняются Минюсту США), которые вмешиваются в потенциально конфликтных случаях, угрожающих безопасности граждан. В остальных же случаях взыскание - прерогатива коллекторских агентств или агентов. При этом американские коллекторы могут при необходимости воспользоваться помощью госорганов.

Такая связка позволяет снизить расходы на налоговое администрирование и увеличить занятость юристов, как и их доходы: собирать долги по налогам зачастую поручается коллекторам.
В европейских странах с развитой правовой системой деятельность "взыскателей" также строго регламентируется. В Австрии долговые компании в обязательном порядке лицензируются федеральными властями, но и после этого они имеют право взыскивать лишь долги, законодательно признанные "бесспорными". Остальными делами занимаются адвокаты.

Британским коллекторам никто не препятствует работать без лицензии, но большинство респектабельных фирм добровольно получают специальные лицензии - на коллекторскую деятельность и на юридический бизнес. Их полномочия регламентируют сразу два закона - о защите данных и об уголовном правосудии. Деятельность немецких коллекторских агентств аккредитуется и регистрируется в местных судах. Они имеют право проводить исключительно досудебное взыскание, а коммерческие долги и судебные тяжбы - прерогатива юристов. А вот в Италии правовое регулирование практически отсутствует.
Как следствие, множество полулегальных фирм взыскивает долги, используя многочисленные прорехи в правовом поле. Но и там они конкурируют с юристами.

Жадность против тугоухости Роспотребнадзор, в который приходят бесконечные жалобы на деятельность отечественных коллекторов, требует ввести практику взыскания долгов в цивилизованное русло. Год назад ведомство поссорилось с руководством НАПКА ( Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств), обвинив ее членов в нарушении как Гражданского кодекса, так и Конституции. В Роспотребнадзоре полагают, что "для коллекторов не важно, в каком положении находится предполагаемый должник", они озабочены исключительно наживой. И что в суды они дела не передают намеренно.

"Например, банк "Ренессанс Капитал" через "коллекторские" структуры пытается взыскать 400 000 руб. с безработной матери больной нейросенсорной тугоухостью IV степени девочки. Притом что полученная по кредитному договору сумма составляла всего 100 000 руб., женщине под угрозой лишения родительских прав предлагается продать квартиру для погашения долга" - говорится на сайте ведомства. Судя по жалобе, заемщица вовсе не злостный уклонист: кредит брался на дорогостоящее лечение дочери, из него выплачено 84 000 руб. Но затем женщина потеряла работу, а коллекторы устроили ей такую жизнь, что она задумалась о сведении с нею счетов…

По информации Роспотребнадзора, "в ряде случаев коллекторы прибегают к прямо не предусмотренным законодательством процессуальным действиям, таким как, например, "осмотр помещения должника" (" Кредит Европа Банк" - "Кредит Коллекшн")", а агентство "Секвойя" чиновники обвиняют в том, что "методами работы этой организации являются угрозы о непосредственной конфискации недвижимого имущества и угрозы родственникам". "Данное заявление, по сути, является голословным утверждением, не подтвержденным фактами", - парирует Ирина Поддубная.

Прошел год с тех пор, как конфликт "взыскателей" с Роспотребнадзором вошел в острую стадию, а недавно разразился новый скандал: теперь уже руководитель Финпотребсоюза, экс-глава ФКЦБ Игорь Костиков обвинил агентство "Секвойя" "в неэтичной работе" и разослал российским банкам письма с рекомендациями "воздержаться от работы с этим коллекторским агентством". Позднее, после телефонной беседы с председателем наблюдательного совета НАПКА Евгением Бернштамом ( он же совладелец агентства "Секвойя"), Финпотребсоюз сообщил, что прекращает сотрудничать и с НАПКА. Теперь компания обещает защищать свою деловую репутацию в суде.

Банкиры отстояли ипотеку В первоначальной версии постановления Верховного суда предполагалось вовсе запретить переуступку прав взыскания небанковским организациям. Идея вызвала у банкиров панику как минимум потому, что прекратились бы их совместные программы с Агентством по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), выкупающему у финансовых организаций проблемные ипотечные кредиты, а также ссужающему их дешевыми средствами. В итоге текст изменился. "В новой формулировке соблюдается баланс интересов кредитора и должника, а кроме того, она не противоречит логике ГК и других законодательных актов", - заявила директор юридического департамента АИЖК Анна Волкова. Все договоры, переходящие к АИЖК, в обязательном порядке содержат разрешение на переуступку прав. В агентстве уверяют, что не проводили каких-либо консультаций с ВС по данному вопросу: проблему решали банкиры.

Но Сергей Шпетер не считает, что угроза позади, и рисует апокалиптические сценарии как для специализированных ипотечных банков, так и для заемщиков, ставки по ипотеке для которых вырастут: теперь они заплатят и за себя, и за недобросовестного заемщика. Сергей Калачев из агентства "Лайф" (входит в финансовую группу с Пробизнесбанком) также уверен, что банкиры пострадали, поскольку объем цессионных сделок сократился в ожидании разъяснений ВС. "Рост объема долгов у банка ведет к ухудшению структуры кредитного портфеля и, как следствие, росту резервов.

Если банки не будут продавать кредиты, то им придется увеличивать штат сотрудников по взысканию задолженности, - рассуждает он. - Это ведет к увеличению издержек. Банки заинтересованы в продаже проблемных кредитов, так как они тормозят развития бизнеса". При этом любые издержки, конечно, будут отражаться на процентах, что невыгодно добросовестному клиенту, заводят привычную песнь банкиры.

Законодательная стыковка Чиновники в Роспотребнадзоре не скрывают, что готовятся к следующему шагу: помогать заемщикам оспаривать добровольность их согласия на переуступку прав в договоре с той же горячностью, с какой ранее они боролись с мелким шрифтом и дополнительными комиссиями в договорах."Если честно, наша доблестная санэпидемстанция всем участникам рынка порядком надоела. Ведь именно на уступке прав зиждется весь тот непростой механизм, который называется рефинансированием ипотеки. Согласие заемщика на обычную передачу прав требования получить несложно. А вот согласие (даже превентивное) на передачу этих же прав коллектору, боюсь, даст не каждый из тех, кто внимательно прочитал кредитный договор. А если и даст, то потом отопрется: дескать, мелким шрифтом было напечатано, - сетует Владимир Лопатин, председатель совета директоров "ВСК-Ипотека". - Роспотребнадзор научит, сам того, по-видимому, не понимая, что слишком энергичная защита одного недобросовестного заемщика непременно повысит стоимость кредита для нескольких десятков добросовестных".

Выход из тупика есть: надо срочно принимать закон о коллекторской деятельности, уверены участники рынка. Все ждут, что теперь лоббисты поднажмут, и он появится уже в осенне-зимнюю сессию. Но ведь, помимо разночтений, в трактовке различных статей в ГК и законе "О персональных данных" есть и другие несоответствия, уверяет Сергей Калачев. Например, постановление ВС входит в противоречие с указаниями Президиума Высшего арбитражного суда. В законопроекте, над которым давно работает Минэкономразвития, ставится вопрос о настоящем СРО вместо добровольного объединения со всеми функциями, включая обязательное страхование ответственности. Вопрос в том, удастся ли принять качественный закон, устраняющий все противоречия нашего законодательного хаоса, или это снова будет смесь здравого смысла и лоббизма, из-за которой судебная практика станет зависеть от "политической окраски" руководства региона и размера мзды судейским.

Источник: Журнал "Компания"