Публикации

15.01.06

Российский рынок потребительского кредитования – Замедленное падение?

Выдержка из “Истина и Красота (… и российские финансы)”, обзора компании SOVLINK Securities от 13.12.05

Убеждение, согласно которому объем заемных ресурсов на российском рынке является самым низким, было прописной истиной среди всех представителей местного аналитического сообщества (включая Вашего покорного слугу!). Кроме того, по единодушному мнению, увеличение объемов кредитования должно стать одной из основных движущих сил экономического роста на протяжении ближайших лет. Что ж,скоро это упущение компенсируется – с лихвой и в полном смысле этого слова! И,хотя главные российские банки, как правило, осторожничают и стараются воздерживаться от выдачи необеспеченных кредитов физлицам, отдельные субкредиторы, такие как Русский стандарт, HCF (Home Credit Finance) и ФинансБанк, отвоевывают свое место под солнцем и свою долю на рынке потребительского кредита – как в Москве, так (в особенности) в регионах. Возможности получить потребительский кредит растут не по дням, а по часам, и одновременно меняется стиль поведения самого общества, в котором до последнего времени наличие долгов считалось чем-то постыдным: в долги влезали только в случае самой крайней необходимости и уж безусловно не для того, чтобы профинансировать бытовые нужды.

Первоначально рынок субкредитования (или субфинансирования) был очень прибыльным, особенно когда действительная годовая ставка процента достигала 75%, тогда как количество дефолтов по займам увеличивается лишь постепенно. Сейчас благодаря конкуренции процентная ставка снижается, особенно на стремительно растущем рынке автомобильных кредитов. Возникает переизбыток предложения, и одновременно все больше беспокойств вызывает растущее число дефолтов. Кредитные бюро находятся на эмбриональной стадии развития (и крупные банки воспринимают данные своих клиентских баз как часть банковской собственности и зачастую отказываются делиться этой информацией со своими конкурентами). Не существует ни единой, централизованной кредитной базы данных, ни практических механизмов взыскания долгов, ни особого опыта в оценке анкет потенциальных кредитополучателей. Уже немало небольших кредитных учреждений признало, что количество займов, на которые начисляются штрафные проценты (пени) за просрочку платежа, составляет 25% (до нас доходили сведения, что это количество достигает 40%). Если учесть, что такое количество просроченных займов приходится на нынешний кредитный портфель, то можно предположить, что общие потери в будущем могут оказаться еще более значительными. Короче говоря, у некоторых кредиторов больше долларов, чем здравого смысла, и мы думаем, что в ближайшие пару лет на этом рынке может произойти резкая и крайне неприятная коррекция.

Деньги, деньги давай!

Российский рынок потребительского кредитования разогревается: все большее количество финансовых компаний соревнуется друг с другом за благосклонное внимание быстро пробуждающегося российского потребителя. Бум начался с ипотечного кредитования, который был и остается здоровым сегментом этого рынка: высокоприбыльные кредиты (ставка по проценту в долларах США 11-17%), как правило, выдаваемые организациями, у которых имеется отработанная система оценки потенциальных заемщиков, проверенная и солидная клиентская база и хорошие механизмы защиты от дефолтов, усовершенствованные благодаря недавним изменениям в российском законодательстве (в том случае, если заемщик не обслуживает выданный кредит, в качестве последнего средства предусматривается изъятие реальных активов – предмета кредитования – за неплатеж). Особая благодарность:

Ваш покорный слуга хотел бы поблагодарить своих друзей в «Приставе» - компании, специализирующейся на оценке кредитоспособности потенциальных заемщиков и на оптимизации процесса взыскания проблемных долгов, – за обсуждение этих вопросов с нами. «Пристав» был основан Дэвидом Джонсом (David Jones) и Артуром Александровичем, которые ранее занимали посты президента и риск-менеджера соответственно в ДельтаКапитале, прародителе и ДельтаБанка, и ДельтаКредита.

Российский рынок потребительского кредитования разогревается: все большее количество финансовых компаний соревнуется друг с другом за благосклонное внимание быстро пробуждающегося российского потребителя. Бум начался с ипотечного кредитования, который был и остается здоровым сегментом этого рынка: высокоприбыльные кредиты (ставка по проценту в долларах США 11-17%), как правило, выдаваемые организациями, у которых имеется отработанная система оценки потенциальных заемщиков, проверенная и солидная клиентская база и хорошие механизмы защиты от дефолтов, усовершенствованные благодаря недавним изменениям в российском законодательстве (в том случае, если заемщик не обслуживает выданный кредит, в качестве последнего средства предусматривается изъятие реальных активов – предмета кредитования – за неплатеж). Как правило, количество дефолтов по ипотечным кредитам у крупных банков крайне незначительно: inter alia Райффайзенбанк (Raiffeisenbank) сообщает, что число просроченных ссуд составляет скромные 1.3%. Если учесть огромный неудовлетворенный спрос, существующий на рынке жилья, то такое размещение инвестиционных средств представляется весьма разумным.

К сожалению, этот сектор рынка все еще пребывает в зачаточном состоянии: в середине 2005 года общее количество непогашенных ипотечных кредитов едва превысило 1 миллиард долларов.

Но, с другой стороны, реально растущим сектором является рынок потребительского кредитования. Сейчас почти каждый может войти в магазин бытовой электроники, показать паспорт и выйти с холодильником под мышкой. Как мы уже отмечали, мы до сих пор испытываем трепетное замешательство по поводу того, что одна из наших молодых приятельниц запросто смогла купить себе отличную новую французскую машину – по кредиту, и это несмотря на то, что она не замужем, что только три месяца назад получила водительские права, что не имеет ни заявленного дохода, ни кредитной истории, ни гарантов по кредиту, ни – чего уж там говорить! – даже определенного места жительства!

Нынешнему буму на рынке потребительского кредита способствует широкое распространение доморощенных пунктов кредитования (так называемого kiosk lending) – того, что американцы называют “payday loans” (краткосрочные экспресс-кредиты с высокой учетной ставкой – более мягкое определение для понятия “loan sharking” – ростовщическое, «акулье» кредитование). Ставка по проценту в сегменте субфинансирования продолжает превышать 75%, прозрачность минимальна (вы будете потрясены, если узнаете, сколько россиян свято верит, что получает «бесплатный кредит»), а экономически реальных способов взыскать заложенное имущество практически нет, разве что пригрозить недобросовестному кредитополучателю наслать на него « дядю Сашу-дантиста» (российская система судебных приставов слишком неповоротлива и слишком дорогостояща, чтобы служить удачным механизмом удовлетворения мелких исков). В этих обстоятельствах нет ничего удивительно в том, что количество необслуживаемых займов неуклонно растет. Как долго это продлится остается открытым вопросом. Учитывая, что растущая конкуренция вынуждает кредиторов выдавать кредиты крайне сомнительным заемщикам, можно сказать, что нынешняя статистика вряд ли может дать точную картину возможных последствий.

Как всегда, большой проблемой в российском банковском секторе является прозрачность. Анализируя официальные данные о необслуживаемых кредитах, приходишь к любопытному выводу: чем лучше банк, тем выше процент необслуживаемых займов в секторе потребительского кредитования. Интересно, может быть, это связано с качеством предоставляемой информации? Пионер на местном рынке потребительского кредита, ДельтаБанк, который сейчас находится под руководством немецкого подразделения глобальной финансовой компании GE Consumer Finance, сообщает, что у него процент просроченных кредитов составляет 15.6%, тогда как Русский Стандарт заявляет только лишь о 0.4 % необслуживаемых кредитов, то есть 99.6% займов классифицировано как текущие (показатель, напоминающий результаты выборов в некоторых соседних республиках!).

Вам всего лишь нужно вспомнить печальный опыт Южной Кореи, в которой обремененность долгами стала не просто признаком респектабельности, но даже модой. Люди отбросили свой традиционный консерватизм, свойственный сельскохозяйственным обществам, и пустились в безудержное растранжиривание денег на потребительские товары. В зените этого процесса кредитные карточки буквально раздавались на улицах. Нет нужды говорить, что это привело к кратковременному, но очень приятному рывку в темпах экономического роста, за которым последовала волна дефолтов, поставивших финансовый сектор страны под серьезную угрозу. Потребовалось активное вмешательство правительства, обошедшееся стране безумно дорого и лишившее национальный ВВП нескольких пунктов на пару лет. Южная Корея до сих пор пытается оправиться от этого потрясения. Мы надеемся, что Россия извлечет из этого примера полезные уроки или что – скорее всего – катастрофа разразиться еще до того, как на рынке успеет возникнуть серьезный фондовый пузырь.

Обзор был подготовлен Эриком Краусом (Eric Kraus), который является автором «Истина и красота» и главным аналитиком компании Sovlink Securities, Москва.

Убеждение, согласно которому объем заемных ресурсов на российском рынке является самым низким, было прописной истиной среди всех представителей местного аналитического сообщества (включая Вашего покорного слугу!). Кроме того, по единодушному мнению, увеличение объемов кредитования должно стать одной из основных движущих сил экономического роста на протяжении ближайших лет. Что ж,скоро это упущение компенсируется – с лихвой и в полном смысле этого слова! И,хотя главные российские банки, как правило, осторожничают и стараются воздерживаться от выдачи необеспеченных кредитов физлицам, отдельные субкредиторы, такие как Русский стандарт, HCF (Home Credit Finance) и ФинансБанк, отвоевывают свое место под солнцем и свою долю на рынке потребительского кредита – как в Москве, так (в особенности) в регионах. Возможности получить потребительский кредит растут не по дням, а по часам, и одновременно меняется стиль поведения самого общества, в котором до последнего времени наличие долгов считалось чем-то постыдным: в долги влезали только в случае самой крайней необходимости и уж безусловно не для того, чтобы профинансировать бытовые нужды.

Первоначально рынок субкредитования (или субфинансирования) был очень прибыльным, особенно когда действительная годовая ставка процента достигала 75%, тогда как количество дефолтов по займам увеличивается лишь постепенно. Сейчас благодаря конкуренции процентная ставка снижается, особенно на стремительно растущем рынке автомобильных кредитов. Возникает переизбыток предложения, и одновременно все больше беспокойств вызывает растущее число дефолтов. Кредитные бюро находятся на эмбриональной стадии развития (и крупные банки воспринимают данные своих клиентских баз как часть банковской собственности и зачастую отказываются делиться этой информацией со своими конкурентами). Не существует ни единой, централизованной кредитной базы данных, ни практических механизмов взыскания долгов, ни особого опыта в оценке анкет потенциальных кредитополучателей. Уже немало небольших кредитных учреждений признало, что количество займов, на которые начисляются штрафные проценты (пени) за просрочку платежа, составляет 25% (до нас доходили сведения, что это количество достигает 40%). Если учесть, что такое количество просроченных займов приходится на нынешний кредитный портфель, то можно предположить, что общие потери в будущем могут оказаться еще более значительными. Короче говоря, у некоторых кредиторов больше долларов, чем здравого смысла, и мы думаем, что в ближайшие пару лет на этом рынке может произойти резкая и крайне неприятная коррекция.

Российский рынок потребительского кредитования разогревается: все большее количество финансовых компаний соревнуется друг с другом за благосклонное внимание быстро пробуждающегося российского потребителя. Бум начался с ипотечного кредитования, который был и остается здоровым сегментом этого рынка: высокоприбыльные кредиты (ставка по проценту в долларах США 11-17%), как правило, выдаваемые организациями, у которых имеется отработанная система оценки потенциальных заемщиков, проверенная и солидная клиентская база и хорошие механизмы защиты от дефолтов, усовершенствованные благодаря недавним изменениям в российском законодательстве (в том случае, если заемщик не обслуживает выданный кредит, в качестве последнего средства предусматривается изъятие реальных активов – предмета кредитования – за неплатеж). Особая благодарность:

Ваш покорный слуга хотел бы поблагодарить своих друзей в «Приставе» - компании, специализирующейся на оценке кредитоспособности потенциальных заемщиков и на оптимизации процесса взыскания проблемных долгов, – за обсуждение этих вопросов с нами. «Пристав» был основан Дэвидом Джонсом (David Jones) и Артуром Александровичем, которые ранее занимали посты президента и риск-менеджера соответственно в ДельтаКапитале, прародителе и ДельтаБанка, и ДельтаКредита.

Мы опытны

потому что работаем на рынке с 2005.  НСВ является соучредителем Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), входит в Ассоциацию ACA International (Association of Credit and Collection Professionals), аккредитован в Агентстве по страхованию вкладов, взвешенно и разумно подходит к заключению сделок, минимизируя риски.