События и мероприятия

30.01.2020

Россияне-банкроты повзрослели на полгода

News ru

Средний возраст жителей России, которые вплотную подошли к черте банкротства, за год вырос — на полгода. Такие данные содержатся в исследовании Национального бюро кредитных историй (НБКИ), приведённом для NEWS.ru. В своих выводах НБКИ опирается на данные 4 тыс. компаний-кредиторов, передающих в это бюро сведения о заёмщиках. По состоянию на ноябрь 2019 года средний возраст потенциального банкрота в России вырос на 0,6 года и составил 45,1 лет — в то время как в ноябре 2018-го этот возраст был равен 44,5 лет. Под потенциальными банкротами в НБКИ подразумевают граждан, формально подпадающих под действие закона о банкротстве физических лиц. То есть эти люди имеют долг в сумме более чем 500 тысяч рублей, по которому они не производят выплат свыше 90 дней. В сумме долга учитываются все виды розничных кредитов и займов.

Правда, человек имеет право подать в суд на признание его банкротом и при меньшей сумме долга, главное — доказать, что у него нет возможности возвращать средства, или, продолжай он обслуживать долг, то у него не остается средств на жизнь.

Данные НБКИ идут в разрез с сформировавшимся мнением ряда финансистов о том, что самые неаккуратные заёмщики — это молодые люди, в то время как граждане пожилого возраста более аккуратны в обслуживании своих долгов. Так прокомментировала в беседе с NEWS.ru исследование НБКИ руководитель проекта «Персональное банкротство» Юлия Зиберт.

По подсчётам бюро, наиболее выросло число потенциальных банкротов среди людей от 60 до 65 лет — на 0,9 процентного пункта (с 6,2% до 7,1% от общего числа неплательщиков). Молодёжь стала более серьёзно относиться к своим долгам — так в группе людей от 25 до 29 лет количество хронических должников снизилось на 1,3 п.п, с 5,7% до 4,5%.

Больше всего людей, которым предстоит пройти судебную процедуру очищения от набранных долгов, как и год назад, находится в экономически активном возрасте — от 40 до 49 лет. Это 31,5% от общего числа злостных должников. Практически не отстают от них и 30—39-летние заемщики — их 31,3%.

Средний возраст потенциальных банкротов в России по регионам колеблется от 44 (в Татарстане) до 45,7 лет (в Москве). Возраст злостных неплательщиков за год вырос наиболее активно (на 1 год) в Красноярском крае.

Федеральный закон № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» в отношении физических лиц вступил в силу 1 октября 2015 года. Процедура банкротства длится примерно 8 месяцев, иногда на неё может потребоваться и целый год, в зависимости от сложности дела и количества кредитов.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве, 89,8% должников — физических лиц процедуру банкротства инициируют сами, а на возбуждение дел по требованию кредиторов приходится всего 8,2%. Банки на самом деле неохотно прибегают к обращениям в суд о признании заёмщиков банкротами, так как предпочитают «дожимать» должников, чтобы вернуть свои средства.

При этом в 78% случаев у должника нет имущества, которое можно было бы реализовать для погашения обязательств. В отношении должников, с которых нечего взыскать, у банков и не появляется стимула их банкротить, говорит эксперт проекта Минфина по финансовой грамотности «Финшок» Лолла Кириллова.

В результате потенциальные банкроты и люди, которые в действительности прошли эту процедуру, сильно отличаются, считает она.

То есть отечественные злостные должники — это люди, которые привыкли жить взаймы, без всякого желания что-то отдавать в погашение своего долга. У таких людей нет активов, накоплений, ценных вещей. Если за границей банкротство ассоциируется с распродажей нажитого имущества, то в нашей стране с таких людей часто просто нечего взять, и они идут в суд просто ради того, чтобы эти долги по максимуму списать, — отмечает Зиберт.

Существенная часть банкротств — и многие яркие примеры судебных дел это подтверждают — связана не с кредитами, которые люди оформили как физические лица, а с поручительствами за свой бизнес и выплатами по искам к юридическим лицам, которые в БКИ не отражаются. На этот факт тоже обращает внимание Кириллова. При этом она подчёркивает и то, что многие фактические банкроты, может, и хотят пройти судебную процедуру, но не могут — из-за её дороговизны (25 тыс. рублей).

Поэтому банкротство часто в народе стали называть «списанием долгов». Да, приходится чем-то поступиться, и самое главное из ограничений — пять лет при обращении в банки за новым кредитом нужно указывать, что гражданин был признан банкротом, невозможность три года управлять компанией и вынесение запрета на выезд за рубеж во время процесса.

Но те, кто уже распробовал вкус «жить в долг и не возвращать», идут на игру с кредиторами, принимая подобные запреты, так как плюсов прохождения через суд больше, чем негатива. По решению суда долги будут списаны, судебные и исполнительные производства, а также кредитные договоры — закрыты, и человека больше не будут тревожить коллекторы.

Многие люди, пройдя через банкротство, не спешат, например, устраиваться на работу, чтобы не дать банкам повода усомниться в том, что с них было нечего взять.

Банкиры и сотрудники микрофинансовых компаний уже шутят в социальных сетях, что нынешнее российское банкротство похоже на процедуру развода на Востоке — вышел на площадь, крикнут три раза «банкрот» и свободен от обязательств, резюмировал Зиберт.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

Мы опытны

потому что работаем на рынке с 2005.  НСВ является соучредителем Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), входит в Ассоциацию ACA International (Association of Credit and Collection Professionals), аккредитован в Агентстве по страхованию вкладов, взвешенно и разумно подходит к заключению сделок, минимизируя риски.